Web Builder

Медицинские гаджеты.
Умные браслеты

Прямой эфир передачи от 20 января 2017 года

Медицинские гаджеты. 
Умные браслеты

Прямой эфир передачи канала MediaDoctor от 20 января 2017 года
Медицинские гаджеты. Умные браслеты Андрей Синюшин - врач кардиолог, к.м.н., член Общества специалистов по сердечной недостаточности 43.06
Ведущие: Олег Смирнов, Алена Григорян
Добрый день, в эфире канал «Медиадоктор» Программа Медицинские гаджеты. 
Предыстория измерения артериального давления, достаточно богата на события, изначально измерения были достаточно жестокие. Началось всё в 1733 году, артериальное давление измеряли путем вставления полого стеклянного шеста в артерию лошади. 
Что бы понять как процедура происходит сейчас, мы позвали в студию прекрасного доктора, клиники «Спектра» Андрея Борисовича Синюшина. Андрей Борисович, представьтесь, пожалуйста себя, клинику, сколько Вы уже в кардиологии.
- Клиника «Спектра», врач кардиолог, к.м.н., вне категории. 
 Сколько Вы уже практикуете?
- Ну, если брать, вообще-то стаж у меня 37 лет, 36 из них это сердечно-сосудистая патология. 
- В разных аспектах – кардиохирургия, кардиология и кардиореанимация.
Сердечно-сосудистые заболевания, какие-то улучшения есть или все так же это смертельный бич, для России?
- Вы имеете ввиду статистические улучшения?
 Статистические, да.
-Да, безусловно, улучшений очень много, и в том числе, и в России, и в Москве сейчас огромный скачок в связи с тем, что появились какие-то средства и выделены эти средства на приобретение нужных технологических приборов, широко внедряется активная помощь пациентам, особенно при острых ситуациях: инфаркте миокарда, инсульте. Действительно пациенты встают на 2-3-й день после инфаркта, выписываются через несколько дней, 10-ть – 7-мь дней. Выписываются домой совершенно в другом виде, нежели были доставлены.
То есть восстановление проходит быстрее.
- Гораздо быстрее, потому что восстанавливается быстро кровообращение в тех фрагментах, где оно было утрачено с помощью активных методов лечения, растворение тромбов и так далее.
Это за счет лекарственных препаратов, или это …
- Ну тут и то, и другое. Конечно, если брать опять же вот бич кариологии, как вы сказали, в основном под этим понимается, острый инфаркт миокарда, острый инсульт.
Этим вопросом занимаются где-то с 50-х годов прошлого века. Именно после Второй мировой войны произошел во всем миру скачок, выросла резко заболеваемость, смертность, от этих заболеваний. И нашли несколько таких моментов, которые способствуют резкому снижению смертности. 
В тот момент был найден единственный препарат – аспирин, который препятствует образованию тромбов, сразу же буквально за 10 лет значительно произошло снижение смертей от острой сердечной патологии. 
И второй момент, это когда был открыт такой класс препаратов, как статины, то есть препараты, уменьшающие содержание холестерина в крови и соответственно уменьшающие возможность образования холестериновых бляшек в сосудах. То есть опять же направленных на улучшение кровообращения в зонах наиболее подверженных ишемии. 
Вы же практикуете давно? Если посмотреть ситуацию с государственными больницами и частными клиниками?
- Да, я сейчас работаю в частной клинике.
Где проще работать кардиологу? Где лучше? Где легче помогать людям? ...
- Ну, вы знаете, может быть это звучит, как «каждый кулик хвалит свое болото», да?
Нет, в этом же ничего страшного.
- Если брать амбулаторное звено, именно амбулаторное звено, в котором я сейчас работаю, конечно, в частной клинике легче. Больше времени можно уделить каждому пациенту, 30 минут, 40 минут, час. Не надо пациента гонять из кабинета в кабинет, чтобы сделать кардиограмму и ждать несколько дней. 
Короче путь от визита к сдаче анализов, к таким исследованиям, как суточные исследования кардиограммы, суточные исследования давления, иногда это удается прямо сразу, при первом же визите сделать. Иногда пациенты вынуждены подождать 2-3-4-е дня. В государственных поликлиниках, к сожалению, иногда до месяца и более.
На суточный мониторинг?
- На суточный мониторинг, да. Техника достаточно дорогая, обеспечить ею так, чтобы не было никаких задержек, не возможно. И у нас так же бывают задержки, техника должна работать, а не лежать в ящике стола и ждать, когда она понадобится.
Безусловно, да.
- Вот поэтому, в частной клинике в этом плане врачу легче, и пациент получает быстрее то, что он ищет. 
Я к Вам попал как раз с давлением. Я не знаю, помните ли Вы или не помните. 
- Помню, помню.
Вы мне его и предложили измерить. Я на тот момент этому внимание практически не уделял. Ну повышается и повышается. Ну 160, ну 180. Всякое бывает, понервничал. В определенный момент Вы меня схватили, и все-таки заставили задуматься. Сколько таких не дообследованных в принципе существует? 
- Сейчас такая шутка есть, нет здоровых, есть не дообследованные. На самом деле мне трудно сказать в процентах, но очень много, очень много. Потому что даже можно вот количество таких пациентов, по моим наблюдениям, можно связать с экономической ситуацией в стране.
 Я на это обратил внимание в 2008 году, в годы кризиса, приходили молодые мужчины 40-45-ти лет, практически с одной и той же жалобой. Вялость, устаю, плохо сплю, ничего не могу делать и так далее. И выяснялось, что у них у всех повышенное давление. Стресс, боязнь потерять работу, взятые кредиты, ипотеки. Люди боятся, недосыпают, перерабатывают и хоть и не очень высокое давление, как правило в такой ситуации бывает, но это повышенное давление, которое постоянно действует на человека, и таких достаточно много. Даже сейчас часто приходят пациенты с неопределенными жалобами, а когда начинаешь разговаривать и осматривать пациента, выясняется повышенное давление. Пожилые люди, иногда приходит пациентка 70-80-ти лет, задаешь вопрос, как у вас с давлением? Да я всегда гипотоник. С 17 лет 100/90. Начинаешь мерять, там 190/100.
Всё поменялось.
- К сожалению, сами пациенты или люди до того, как они обратились к врачу, они еще не пациенты. Они не очень обращают внимание на свое здоровье и это печально.
Измерять давление сейчас достаточно просто и устройств для этого много.
- Безусловно, да, безусловно.
Я у Вас запомнил в кабинете, здоровенный, ртутный прибор, он, наверно, самый точный …
- Ну вы знаете, точность… Я бы не сказал, что он более точный, он скорее более долговечный, если его не бросать на пол. Все пружинные тонометры, они имеют какой-то срок службы, потому что металл, как говорят инженеры, устает, изнашивается и появляются ошибки.
Я начал искать специальные гаджеты, исходя из проблемы. Электронные тонометры зачастую мне показывают странные вещи, обычные тонометры которые с манжетой. Начинает пыхтеть, пыхтеть, пыхтеть, потом бросает, второй раз накачивает, и может достаточно долго гонять по кругу, выдать ошибку. Почему так происходит?
- Ну иногда мы заменяем, забываем поменять батарейки. Начнем с этого.
Ну как вариант, да. (Смех).
- Такое часто достаточно бывает. Ну и потом все-таки, если бы вы видели те первые аппараты, которые появились, например японские, в конце 70-х, в начале 80-х годов, они так ошибались, такие давали ошибки, это было такое чудо техники. Сейчас огромный прогресс, но все-таки это микросхемы, электроника, приборы могут зависать, иногда надо выключить, включить аппарат. 
На некоторых тонометрах электронных, есть тумблер, который переключает стартовое давление. То есть накачивает до 140 или до 160 или до 200, это можно регулировать. Как правило этот тумблер находится с боку, а инструкции никто не читает. И аппарат начинает работу, накачивает 140, понимает, что он не попал, начинает накачивать 160, опять не попал, накачивает уже максимально, сколько может, вот тут попал. Уже измеряет. Ошибки, как правило очень незначительные у современных тонометров электронных. 
На передачу мы пришли с Аленой Григорян и у нас есть опыт проблем с давлением.
- У Вас высокое, а у Алены, наверно, низкое?
- У меня низкое.
- Разные немножко проблемы.
Мы принесли с собой гаджеты, я пользуюсь браслетом 37degree 1,5 года. Это первая версия, сейчас таких браслетов фабрика уже не выпускает, можно попросить оператора, он покажет, фабрика производит несколько другое устройство - изменился дизайн браслета и появилась влагозащита. По сути ничего не изменилось, это тот же оптический датчик, от «Техас Инструментс», плюс электроника внутри, которая формирует и передаёт данные. 
Мои поиски простого интересного, компактного устройства без манжеты, которое можно было бы таскать с собой, привели к этому фитнес браслету 37degree, где –то на протяжении полутора лет я его использую. 
Нельзя сказать, что это медицинский прибор, производитель про это честно пишет в инструкции. Но при этом он показывает данные, похожие как минимум на моё текущее артериальное давление. 
Пробовал носить его с медицинским суточным монитором давления, к кардиологу обратился уже после того, как относил браслет достаточно продолжительное время. Заметил тенденцию, что у меня ночное давление повышенное, проносил суточный монитор. Врач и диагностика подтвердили всю эту историю, давление действительно ночью повышается. 
Можно все что угодно говорить про точность - бытовой, медицинский, но есть факт. 
У Алены история другая. У нее более дорогое устройство под названием W/me2. Его можно расценить как мини кардиограф. Это 2-х точечное устройство, которое нужно зажимать между пальцами, а не носить постоянно на себе. 
- Это надо еще не забыть померять.
Ну да, то есть если мой браслет снимает каждый час автоматически, то здесь немножко другая история, его нужно снимать. 
- И запускать
На самом деле в этих устройствах очень много математики, возможно меньше чем измерений. Андрей Борисович, вот с точки зрения медицинского практика, как Вы относитесь к этим вещам?
- Я считаю так, что эти устройства, они все-таки предназначены, первое – для молодых людей, которые ведут активный образ жизни, ходят в спортзал, чтобы не отрываясь, от тренажёра измерить ориентировочно свой пульс, давление. На счет кардиограммы у меня большие сомнения, что можно что-то снять, зажав между пальцами какую-то железячку. Пусть она напичкана самой современной электроникой.
 Второе – может быть, я специально этим вопросом не занимался, но может быть для тяжелых пациентов, чтобы вовремя увидеть тенденции, вдруг начинает повышаться давление. Человек понервничал на работе, нет у него в столе или где-то рядом тонометра. Хотя бы ориентировочно понять.
- Точность я подозреваю, что не велика.
Безусловно, это световой датчик, он просвечивает кожу, зависит от того как и насколько плотно к коже прилегает, насколько он испачкался, моментов много.
- Да, да, используемый здесь метод пульсоксиметрии, он вполне может являться источником для показателей. 
- Любые измерения давления неточны, за исключением так называемого прямого метода. Прямой метод, используется при больших кардиохирургических вмешательствах с искусственным кровообращением, когда в артерию, вводится катетер, и напрямую измеряется давление. 
Как в истории с лошадью?
- Да, как в истории с лошадью, только более щадящий скажем вариант. Но это необходимо. Все остальные приборы, включая ртутные, пружинные и так далее, они используют метод определения давления по тонам Короткова. Когда мы надеваем манжету, накачиваем, мы пережимаем ключевую артерию. И по ней прекращается кровоток. Потом, когда мы постепенно спускаем воздух, выпускаем из манжеты, кровообращение восстанавливается и сначала возникает турбулентный поток, который мы слышим в виде постукивания в фонендоскопе. Потом, когда давление, то есть кровоток восстановился полностью, восстанавливается ламинарный поток крови, его не слышно. И период от начала до конца турбулентного потока, то есть когда слышно тоны, это и есть верхнее и нижнее давление. Или как правильней говорят систолическое и диастолическое. 
Здесь принцип то тот же, пережали сосуды, пусть мелкие какие-то, да и артерии тоже пережали, по мере того, как восстанавливается кровоток, который прибор просвечивает, как пульсоксиметр, побежали пульсовые волны по мелким сосудам, он может их измерять.


- Совершенно верно, тенденцию можно понять, вот заболела голова, от чего? Она болит от высокого или болит от низкого.


- Он, хотя бы дает понимание того, что у тебя там давление упало, или поднялось.

- Или просто болит.
- Да, или просто сама по себе заболела. 
 Да тенденцию браслет пишет реально, есть замеры раз в час, браслет ведёт дневничок суточный автоматически, прямо прекрасно мониторит.
- Это у тебя, а у меня - если не забудешь снять и измерить, или вспомнишь, только когда голова болит.
У тебя, чтобы дневничок появился, надо снимать вручную и запускать?
- Каждый раз
Андрей Борисович, с этим дневничком, если прийти к врачу. К Вам я приду, условно завтра. Скажу, вот такая картина, Вы меня, на суточный мониторинг давления все-равно отправите?
- Безусловно. 
Схему приема лекарств сразу мы менять ни каким образом не будем?
- Может быть когда-нибудь будет, и такая техника, которая будет 100% точно показывать.
- Пока что есть, то есть.
- Вот этот браслет W/me2, производители говорят, что он снимает кардиограмму. И эту кардиограмму можно отправлять спокойно в медицинские центры и следить за здоровьем. Можно ли кардиограмму по 2-м точкам снять? Что можно увидеть на этой кардиограмме? Вообще, можно что-то увидеть?
- По кардиограмме с 2-х точек, можно определить только сердечный ритм. Частоту сердечного ритма, его правильность, возможно какие-то виды аритмии может быть увидеть. Вы мне показывали, с этого прибора запись кардиограммы. Качество очень низкое, в принципе, если, соблюсти все требования, не шевелиться, не дышать. Может и будет качественнее запись, но кроме, как частоты и наличие аритмии, по ней точно ничего определить нельзя.
Аритмия же тоже достаточно опасное заболевание? Или как? 
- Самое неприятное, что внезапно возникающая аритмия у молодых пациентов особенно, является иногда причиной внезапной смерти, это так и называется фатальная аритмия.  
Во-вторых, аритмия в принципе, приводит к нарушению гемодинамики нарушению, кровообращения. То есть работа сердца становится менее эффективной. И развивается такая неприятная штука, как сердечная недостаточность. Но это больше, конечно, касается пациентов пожилого возраста, или перенесших какие-то серьезные заболевания сердца, тот же инфаркт обширный, и ревматические поражения, это тоже часто сопровождается нарушениями сердечного ритма. 

К счастью, на сегодняшний день многие нарушения ритма сердца лечатся. Причем, ну, если момент не упущен, можно вылечить радикально, достаточно несложные вмешательства, такая не большая операция.-


- А аритмия, она всегда определяется?

- Если она есть, то ее всегда можно найти.
- Этот браслет, он после измерений иногда пишет: обнаружена аритмия. Иногда этого не пишет. Она же не может быть или не быть? Или может?
- Может, может. Есть приходящая аритмия. Есть постоянные формы нарушения ритма, есть такое понятие, как фибрилляция предсердья постоянной формы или как раньше называлась мерцательная аритмия. Она может быть постоянная, может быть приходящая, то есть то есть то нет. В конечном итоге все это переходит в постоянную форму, конечно.
 - Но если гаджет говорит, что обнаружена аритмия и при этом говорит с какой-то периодичностью, то стоит все-таки обратить внимание?
- Исходя из той записи, которую Вы мне показали. Он может ошибаться очень сильно.
 - Но лучше провериться.
- Провериться всегда лучше, чем не проверяться.
 А что с лечением давления, если таблетки это навсегда? 
- Есть некоторые формы гипертонии, артериальной гипертонии, которая лечится, можно вылечить радикально, но это встречается достаточно редко, и во всех остальных практически случаях, приходится постоянно контролировать давление с помощью препаратов.
Я для себя это принял и соблюдаю, но частенько слышу мнения, знакомых, родственников, что нужно снижать дозировку. Я спрашиваю, зачем? Если прописали. Нет, нужно чтобы организм боролся. (Смех)
- Нет, это не вирус, с которым организм может бороться, может не бороться. Тут происходят настолько глубокие изменения обмена веществ, регуляции всяких функций тонуса сосудов, кровотока и так далее, объемы циркулирующей крови, что тут организм сам может не справиться.
То есть лечить надо.
- Обязательно.
Это корректировка наверно, все-таки?
- Ну, вы понимаете в чем дело? Когда мы говорим о гипертонической болезни, она может причинять неприятные ощущения, голова болит, еще что-то. 
У меня ничего особо никогда не болело.
У многих пациентов вообще ничего не болит, поэтому они никуда и не обращаются. И я иногда со своими пациентами, если вижу некое непонимание или не желание понять его собственное состояние, что он болен, что ему надо принимать какие-то меры. Если я вижу такую ситуацию, я начинаю достаточно жесткий разговор с пациентом.
Я помню (Смех).
- Есть определенные психологические моменты, когда человек начинает задумываться.
Было дело, было. 
- Я по старинке, давление упало, кофе выпила и побежала дальше.
- Дело в том, что к сожалению низкое давление, какие-то лекарственные препараты, они в принципе есть, но лучше немножко изменить образ жизни. Побольше спать, 
- Ой да, этого мне не хватает.
- поменьше работать, 
- Ой!
- побольше физической активности, и так далее, то есть вести правильный образ жизни. Чтобы восстановилась правильная регуляция сосудистого тонуса, в первую очередь. 
Потому что к сожалению, вот если у человека в молодые годы было нормальное давление, то скорее всего у такого человека есть шансы всю жизнь прожить с нормальным давлением. 
Если у человека в молодости давление нарушалось, даже в сторону низкого давления, то почти 100% гарантия, что он станет гипертоником. 
Износ сосудов или что это?
- Нет, это нарушение регуляции, когда мы говорим именно о гипертонической болезни или как ее во всем мире называют эссенциальная гипертония. 
Один из таких примеров, сужение почечных артерий в результате какого-то процесса, от атеросклероза например, вызывает повышение давления. Вот это лечится одномоментно. Если опять же не упущено время и почки не пострадали очень сильно.
Когда мы говорим о эссенциальной гипертонии, или о гипертонической болезни, начинается все с нарушения регуляции у вегетативных функций. Вегетативные функции - это частота дыхания, частота сердечных сокращений, тонус сосудов, и многие, многие другие функции. Это все вегетативные функции.
- У меня в детстве как раз ВСД ставили.
Существует ли диагноз ВСД какие-то кривотолки вокруг него ходят.
- Вы знаете, можно сказать, что существует, можно сказать, что не существует, можно назвать это нейроциркуляторная дистония. Но это функциональное расстройство, чаще всего связанное с неправильным образом жизни. Старт этого отклонения, начинается с неправильного образа жизни. И как правило стартует это где-то в пубертатном периоде, когда начинается гормональная перестройка, которая очень сильно влияет на все, плюс увлечение компьютерными играми по ночам, ночными клубами.
- В 10 лет не было такого. 
- (Смех). Ну, я, так сказать, перебираю наиболее часто встречающиеся варианты, чтение книг — вот раньше, кто-то ночи напролет 
- О, да!
- читал книги, хорошие, пусть замечательные, но все-равно это не очень правильно.
- Ну нельзя оторваться, садишься и все.
- А надо. Есть слово надо.
- Да, согласна, но от книжки оторваться сложно.
- Прогулки, свежий воздух
 - Я уже сказал, физические нагрузки, в моем понимании, это не тренажерный зал, и гири или штанги. Это прежде всего аэробные нагрузки. Лучшие из которых это ходьба.
 А дыхательные упражнения?
- Дыхательные упражнения, как отдельно взятые, понимаете, это все равно, что тренировать указательный палец левой кисти, ну что это?
Качаем палец. 
- Для пальца это полезно, а для всего остального не знаю. 
К сожалению, человек, как биологический вид, из-за того, что у него на плечах слишком большой отросток вырос, наполненный чем-то, сам себе портит очень много. Это мое мнение, я его никому не навязываю, чем ближе мы живем к природе, тем лучше, чем проще пища, чем лучше сон, достаточное количество физической нагрузки. Если верить антропологам, наши предки, это были стадные животные, которые с рассветом начинали двигаться по местности, собирали корешки, собирали ягоды, грибы, червячков, жучков вылавливали, вот это то самое дробное питание, то есть в течении всего светового дня по чуть-чуть, по кусочку, по глоточку, не три блюда сразу, это постоянное движение, вот вам физическая нагрузка. И полноценный сон. Солнце село, все легли. Солнце встало, все встали.
- Сейчас дети, они можно сказать с рождения с телефонами, с планшетами, это очень сильно влияет. Следующее поколение, можно прогнозировать будет с давлением мучиться? 
- Не знаю, может сейчас ученые что-нибудь придумают.
- Но во всяком случае да, и я могу судить и по своему внуку, что да, компьютер, планшет, смартфон.
 С другой стороны, чтобы посмотреть показания с наших устройств придется использовать телефон или планшет. А так вреда от него нету, давление он померять может, сигнал для похода к доктору мы можем получить.
- Я прошу прощения, к доктору лучше ходить, пока еще нет никаких сигналов. Периодически.