сделать сайт

Медицинские гаджеты.
Инновационные технологии в Медицине — МИОКАРД

Прямой эфир передачи канала MediaDoctor от 30 июня 2017 года
Добрый день, в эфире Медиадоктор, программа "Медицинские гаджеты". Сегодня в гостях Епифанов Артём, генеральный директор ООО "ИТМ-Миокард". Артём, название "ИТМ-Миокард", советское. Расскажите, чем занимается Ваша компания, как долго Вы занимаетесь медицинскими устройствами? 

В двух словах, да действительно, название как уж придумали, инновационные технологии в медицине. 

Нет, название прекрасное, аббревиатура, и вы не одни такие

Мы такие не одни, да. Нас сейчас путают с IT компанией, потому что есть такая аббревиатура. Чем мы занимаемся, у меня офис, представительство производителя оборудования "Миокард", занимаюсь сопровождением, поставкой в Москве, представляю интересы предводителя в Москве. То есть можно сказать, что здесь семейный бизнес, если говорить про производство. Это отец, главный разработчик, идеолог, вдохновитель и так далее. История разработок с начала девяностых, и каждый последующий шаг, был нацелен на улучшение качества распознавания компьютерной диагностики. Техническое приложение то, что мы сейчас имеем, оно вплелось и пользуется спросом, интересом и так далее. 

Устройства у Вас очень интересные, у Вас ассортимент именно по кардиодиагностике, в принципе, я так мониторю сайты,  есть для ЭКГ несколько видов компактных устройств. В основном, у большинства тех, кто продаёт устройства, одно-два устройства. У Вас перечень изделий, набор хороший, это пошло от семейного бизнеса, как всё появилось?

Смотрите, спрос рождает предложение. У нас сильная диагностика, при сильной диагностики грех не иметь разные устройства. То есть разноплановые. У нас есть устройство ЭКГ покоя. Есть устройство устройство суточного мониторирования ЭКГ, есть устройства персональной регистрации ЭКГ. По всем нашим оценкам оно уже сейчас сильно востребовано, и вот эта вот волна потребности, она всё будет расти и расти. То, что мы готовы предложить, это качественный аппарат, качественную диагностику. На самом деле, это в двух словах даже и не скажешь.

У нас есть время, можно и не в двух словах, можно побольше. На самом деле, да, то есть вот сейчас мы на меня нагрузили такой датчик с проводами. Из кардиомониторов компактных, это один из самых компактных, который я видел. По ощущениям, как будто на мне практически ничего нет, кроме проводов. Вопрос такой, когда избавимся совсем от проводов?

Артем Епифанов: Я видел только, скажем, одну разработку, регистрация поля, это Ежков разработчик, его исполнение было с айфоном, когда два пальца прислоняли, регистрировать можно через рубашку. 
Я говорю про, скажем, про новый принцип, про регистрацию поля. То, что мы используем, мы всё-таки используем разность потенциалов. То есть большинство, что мы имеем, это разность потенциалов. У него, я считаю, это новый шаг именно по регистрации поля, это очень интересная находка, пока она ещё в стадии развития. 

 Качество съема какое будет при регистрации поля? Потому что двухканальных регистраторов без проводов импортных много, но снимают они в основном шум. Если говорить про съём поля, это всё-таки можно отнести будет к медицинским устройствам или нет?

Здесь вопрос адаптации и приспособления. Мы, как инженеры, люди, мы приспосабливается к разным условиям, к разным особенностям. Это вопрос времени. Вот так я отвечу. Конечно да, вопрос времени. 

То есть, условно говоря, там градусник тоже когда-то был медицинским устройством ртутным, а теперь это бытовой прибор, который, слава богу, в регистрация в Росздравнадзоре вроде бы не нуждается. Ну или возможно нуждается, но мы, по крайней мере, про это мало  знаем с точки зрения потребителя, приобрести градусник проблем не возникает. 

Здесь, знаете, здесь очень интересно, посмотреть объёмно, какие данные мы получаем, насколько они достоверные, что мы с ними можем делать. То есть вот чуть-чуть возьмём. Градусник да, температура, насколько они недостоверные. Сейчас, скажем, градусники домашние, так называемые, у них идёт погрешность ± 1 °. Можно даже взять два одинаковых градусника одного производителя, они будут показывать разную температуру. Всё относительно. Если мы говорим про ЭКГ прибор, то есть персональный, здесь, действительно, тоже есть вопрос качества сигнала, чтобы он был чистеньким, читаемым, чтобы он искусственно не искажался. Многие западные коллеги, они сигнал выравнивают для того, чтобы линия была ровной, чтобы всё было чисто, сигнал искажается. На наш взгляд это ошибочное направление. 

На выравнивании можно же потерять данные

На выравнивании идёт искажение сигнала. 

Смотрите, вот эта гонка за чистым сигналом, чем она обусловлена, требованиями, стандартами или зачем это делают?

Если есть чистый сигнал, есть чистая диагностика. Если мы возьмём суточные исследования по Холтеру, то вот по нашим нормам количество помех, скажем, 0,2 %, это отлично, менее 2 %, это хорошо, если более 7 % запись, это уже шумная запись, очень сложно для вычищения, для писания. Её можно писать, её можно работать, но она потребует намного больше времени. Стремление к чистым сигналам, к чистым записям, то есть оно решает вопрос достоверности, решает вопрос, не нужно возиться, скажем, с отсеиванием. 
Для нас чистенький сигнал, это и качество обработки предварительной, чистый сигнал, хороший, его и проще обрабатывать, зубцы QRST, точку G, легко, хорошо находится. В случае наводки помех или изолиния гуляет, уже сложнее, тоже всё находится, но могут быть незначительные ошибки. 

Если погрузиться в историю ЭКГ, отмотать 15-20 лет назад, посещение кардиолога было достаточно утомительным процессом. Нужно было отстоять очередь, записаться, к тебе должны были прилепить на присосках здоровенные штуки, эти, они отваливались вечно во время съема ЭКГ. С этой же расшифровкой нужно было бежать куда-то, потом врач смотрел: "что это за фигня, иди переделывай". В общем, как-то так это всё было. Сейчас Вы, фактически, дают инструмент врачам, который чуть меньше. Куда деваются аппараты большие? То есть они уходят в небытие, списываются, или они всё-таки продолжают работать?

Смотрите, у нас по моему опыту, скажем, внедрения, поставки. Когда мы заходим к заказчику, говорим: вот, новый аппарат, компьютерная цифровая запись. Есть косность мышления, сразу: нам это не нужно, то есть у нас и так всё хорошо. После того, как врачи адаптируются, они начинают видеть разницу, они начинают видеть превосходство, сильные стороны. И вот эта адаптация, она происходит. Если вот поделиться зачем всё это, у меня есть совершенно свежая история. У нас есть довольно таки крупный заказчик, при клинике N1 управ делами, и так случилось, что контингент, определенный пациент обратился с запросом приобрести прибор. Вкратце ему много раз ставили холтеры и не могли выявить нарушения. Он приехал в офис, историю рассказал, у нас есть другой приборчик, ЭКГ в покое, Миокард-12 домашний. Он у нас не пошёл, я понял, что его задачу оно не решит. Вот этот приборчик, то, что сейчас на Вас, я говорю: знаешь что, возьми, держи, попробуй. А если я там пропаду? Я говорю: куда же ты пропадёшь. И в итоге было сделано четыре записи суточные, двое суток содержали пробежки наджелудочковые, он нашёл, мы пришли, на флешку скинули, он врачам своим отнёс, показал, там наши программы стоят, они открыли, посмотрели, все увидели, назначили терапию ему. 

То есть проблема была решена. 

Артем Епифанов: Да, причём момент в такой, вот человек моего возраста, постарше может быть, при себе имел планшет, я там всё развернул, показал, как что сделать, показал как накладывать, он быстро это схватил. Если же мы перенесём это на старшее поколение, то там могут возникнуть сложности. 

Фактически, нужно обучать пациентов. 

Пациентов нужно обучать. Если говорить про предыдущий наш проект, именно домашний прибор на 12 отведений, то он у нас был неудачный в силу того, что очень сложно наложить все 10 электродов. Четыре конечности, понятно, а вот грудные. Рисовали маркерами, те, кому нужно, они разбирались, находили, таких были единицы, то есть это был наш первый опыт, который подсказал, что количество электродов должно быть уменьшено. И была сделана целая научная работа именно по оптимизации количества электродов. Какие были задачи, критерии, чтобы они, места установки, были легко запоминаемые, чтобы их было минимальное количество, и чтобы общее количество нарушений, скажем, не пропускалось, именно диагностикой. Мы нашли решение пяти электродное, то есть это ключица-ключица, V2, область V5, земля. При этом мы получили 4 отведения, то есть три пары и одну выстраиваемую, которые охватывают все стенки. 

 Заднюю стенку тоже видно?

 Заднюю стенку тоже, единственное, что не видно, это верхушку. То есть по нашим базам мы пропускаем всего лишь 2 %, это по базам прогнали, исключили из анализа, мы пропускаем 2 %. То есть очень сильный показатель. 

Очень круто, очень интересно. Смотрите, для больницы устройство понятное, но, собственно, цена для конечного пользователя, наверное, пока высоковата. Возможность удешевления или, не знаю, встраивания в айфон, телефон, рассматриваем такое, чтобы донести до конечного потребителя в виде? И чтобы у нас медицина была не только теле, но и превентивная. Чтобы сам человек мог при каких-то опасениях легко, просто иметь, фактически, в аптечке, наравне с градусником. Или это пока фантастика?

Все наши фантазии, они рано или поздно воплощаются. У нас есть и другие проекты, более, скажем, дешёвые, более бюджетные. Если здесь это брать, то его функции какие, ЭКГ покоя, холтера, телеметрии. То есть пациент может свободно перемещаться по Москве, где угодно, его лечащий врач может видеть ЭКГ с задержкой в 3 секунды, либо в 30 секунд, в зависимости от режима. 

Ваш прибор постоянно снимает, то есть его не нужно нажимать кнопочку?

Да, телефон выполняет роль визуализации, то есть что происходит и роль модема. То есть он отправляет. В случае, если под пациент спустился в метро, связи нет, через полчаса, через час он вышел. И у врача всё есть. Такой ещё плюс, врач может видеть текущее состояние, то есть ретроспективное, отмотать назад, посмотреть, что было. Если вдруг возникло какое-то нарушение, что предшествовало. Система также обладает целым набором алармов, то есть распознавания. Например, любая смена ритма, то есть фибрилляция желудочков, поджелудочков, появление нарушения проводимости, пауз, блокад, то есть система сразу отслеживает и даёт аларм врачу. То есть что врач может предпринять, связаться с пациентом. Чтобы он присел, чтобы не было нагрузки, чтобы контроль был. Либо это, много было разных форумов про телемедицину, вправе ли врач по удаленке, по телефону назначать какую-либо терапию, те или иные лекарства.

 Сейчас закон будет, посмотрим, что будет принято. Вообще, интересно, вся превентивная медицина, она обладает кучей преимуществ для пациента. То есть когда человек бежит не по факту, что уже всё плохо, как-то контролирует, наблюдает себя. Есть ещё такая штука, нагрузочное тестирование?

У него как раз есть эта система. Но вот если мы говорим про стресс систему нагрузки, там есть система алармов, о которых я проговорил. Этот модуль, конечно, мы тоже применяем вот именно здесь. Здесь всё то же самое, только, скажем, мы не привязываем нагрузку. Пациент может дремать, идти, сидеть, кушать, без разницы. 
Вот смотрите, если поделиться, вообще, чем мы занимаемся. 

 Очень интересно

Какая наша задача. Так сложилось исторически, изначально тема была посвящена искусственному интеллекту. То есть самообучаемая система. И вот наш главный разработчик в качестве предметной области выбрал электрокардиографию. За счёт вот этих элементов у нас такая высокая диагностика. Многие врачи, которые сомневаются, когда в руки им попадает, они видят, что система корректно расшифровывает, корректо показывает все. Есть ошибки, конечно же, они есть, но врачи к ним адаптируются и уже знают, как что перепроверять. Если коснуться искусственного интеллекта, ключевой момент, то есть это всё-таки самообучаемость. Это возможность системы анализировать то, как врач описывает, учиться у врача. Пополнять свою базу знаний не через программистов, а автоматически, автономно. То есть вот к этому мы идём. Если совсем помечтать, мне очень нравится пример, он и сейчас нас шокирует, когда вкратце.. Молодой человек идёт по улице, руками жестикулирует, громко разговаривает, и мы не понимаем, что это, он один. У него в ушах Hands Free, понятно. То представить, что через некоторое время, количество времени, врач с пеной у рта будет отстаивать свою точку зрения у компьютера. Примерно с теми же жестикуляциями, выражениями. Это только сейчас может казаться странным, но я вижу, что это скоро будет. 

Это очень здорово, у Вас, прямо, революционные вещи.  
Мы вернулись,и к нам присоединился доктор кардиолог, Константин Моисеевич. 

Очень приятно спасибо. 

Теперь мы Вас будем мучить вопросами о практике применения подобных устройств. Мы сейчас, помыли косточки врачам, что достаточно косно врачебное сообщество принимает новшества. Хотелось бы услышать Ваше мнение. 

Если мы говорим про холтеровское мониторирование, то с данным видом техники, конечно, врачебное сообщество знаком очень давно. И в общем-то, кардиологи не воспринимают его, как что-то новое. Конечно, оно стало более доступное сейчас, совершенствуются методики, и большинство врачей, которые прошли курс функциональной диагностики, они владеют этой методикой достаточно хорошо. Сейчас в Москве проводятся хорошие курсы, то есть проблем с обучением и постижением этой технологии нет, во всяком случае, в московском регионе нет никаких. Есть, конечно, особенности, допустим, взрослой кардиологи, детской кардиологии. Детская кардиология, так как я занимаюсь преимущественно детской кардиологией в институте педиатрии, конечно, немножко, можно сказать, подотстаёт. В том плане, что детские кардиологические нормы, они в тех же аппаратах вводятся, так скажем, замедленно. Но сейчас, допустим, если мы берём российские и, в частности, систему Миокард, то все нормативы для всех возрастов детей там все введены. И благодаря разработчикам уже в автоматическом режиме происходит оценка большинства правил. То есть для системы не принципиально, взрослый это человек, это ребёнок. Она распознает всё в соответствии с нормами для данного возраста.

Как раз затронули тему искусственный интеллект и автоматическая обработка данных. У нас ситуация получается такая, что в общем-то, квалификации врача, она где-то, безусловно, она нужна и должна быть высокой. Искусственный интеллект уже в состоянии принимать какие-то решения и делать подсказки, правильно я понимаю? 

Все системы холтеровского мониторирования обладают автоматической программой расшифровки. Ни один из производителей Вам не расскажет, что, какие именно алгоритмы и подробности лежат в его основе. Но то, что все системы им обладают, это да. Можно назвать это искусственным интеллектом, можно называть это просто алгоритмами автоматической обработки, но программа автоматически обрабатывает. Конечно, нам бы хотелось, чтобы это становилось все лучше, лучше, лучше. Но всё равно на данный момент надо признать, что любая запись должна быть просмотрена врачом функциональной диагностики. И после того, как обработана она автоматически, с использованием искусственного интеллекта, всё равно доктор должен просмотреть и подтвердить. Да, программа нашла всё правильно, либо подправить, что-то изменить, и только тогда запись можно считать адекватно расшифрованной и корректной. Если мы вернёмся к системе Миокард, то по моему опыту, а опыт, вот у нас в институте представлены практически все системы холтеровского мониторирования, и иностранные, и российского производства. Надо сказать, что данная система обладает одной из самых мощных систем, одним из самых мощных алгоритмов вот этой автоматической обработки. Они это действительно называют, как искусственный интеллект, я не берусь внедряться и судить. Почему, потому что там, действительно, внутри какие алгоритмы, это сказать сложно, но то, что это одна из первых систем, которая видит зубцы P на ЭКГ, это зубцы, которые позволяют определить источник ритма. И множество более мелких, тоже не хочется сейчас внедряться более глубоко, система обработки, которая даёт врачу практически безграничные возможности обработки записи. То есть даже если вот эта система автоматического анализа по каким-либо причинам либо были помехи, шла наводка, либо какие-то особенности, по каким-то причинам она не смогла распознать, то врач может сделать всё. Многие системы, допустим, даже зарубежного производства такими алгоритмами и средствами не обладают. Да, врач может посмотреть, сказать, да, система, к сожалению, не справилась, но дальше он ничего сделать не может. То есть у него нет инструментов ручной обработки. И как-то исправить эту запись, да, он может чисто в описательном формате сказать: приблизительно как-то так. Система Миокард позволяет сделать практически безгранично, то есть всё, что врач считает, он может переименовывать комплексы, называть куски ритма так, как врач считает нужным. То есть это действительно экспертная система, обладающая очень большим количеством настроек и способов обработки ручной. 

Артём, вот смотрите, то есть, по сути, Вы дали врачам инструмент, который гибко позволяет подходить к процессу диагностики. В принципе, наверное, к обоим к Вам вопрос. Вот у УЗИСтов должна быть обязательная сертификация, у кардиологов на работу с ЭКГ тоже проходят?

Обязательно. 

Смотрите, каждый врач-кардиолог, то есть когда он получает сертификат кардиолога, это подразумевает, что он знает электрокардиограмму. Холтеровское мониторирование, это, конечно, тоже электрокардиограмма, только суточная запись. Но, тем не менее, если врач захочет заниматься, то есть да, он может своего больного вести в рамках, допустим, стационара ставить холтер. Но если он захочет устроиться на работу и заниматься, допустим, расшифровкой холтеровского мониторирования, чтобы это была его основная работа, то в большинстве случаев у него попросят сертификат функционального диагноста. То есть дополнительного ещё нужно пройти курс сертификации по этому. У меня, допустим, сертификат по кардиологии, детской кардиологии и функциональной диагностике. Это я считаю оптимально для кардиолога, то есть ты можешь вести больного, ты владеешь методами функциональной диагностики. И тогда, в общем-то, особых ограничений у тебя нет никаких. 

Артём, я когда начинал погружаться, то есть, собственно, в медицинские устройства, в технику, для меня таким открытием для себя, что не только сам прибор проходит сертификацию в Росздравнадзоре, но и программное обеспечение

Совместно. Обновление регулярное, у нас в год где-то выходит четыре стабильных обновления. Их, на самом деле, больше, но стабильные, где нет новых ошибок, где действительно улучшения. Да, регулярно выходят. Я на что хотел ещё внимание обратить, вот вопрос тиражирования. Если с холтерами, с ЭКГ всё понятно, то с устройствами персональные ЭКГ, то есть хотел провести параллель. В свое время, в год сердца, и Минздрав сделал в регионах программу по сопровождению кардиобольных. И программа у них захлебнулась в том, что был большой объём исследований, и не было соответствующего количества врачей для их описания. То есть я что здесь вижу, я вижу, что другие наши партнёры, коллеги или конкуренты, они рано или поздно с этим столкнутся.  

 ЦОДы нужны какие-то, где-то хранить, где-то обрабатывать. 

Не только хранить, но и там работать, то есть если не иметь инструмента по качественной обработке, то проект обречён захлебнуться. Вот моё видение. 

Когда увидим мониторинг без шлангов, без манжеты? Какие перспективы в этом направлении?

К сожалению, пока навряд ли в ближайшее время мы увидим достоверный прибор. 

Мало чтобы достоверный, чтобы ещё медицинский был. 

Сейчас, конечно, много телемедицинских датчиков, они не идут в разряде медицинских приборов, они даже не специализируется. То есть там в виде часов, в виде манжет, наклеек, которые уже по Bluetooth передают информацию. Насколько эти измерения точны, сказать с одной стороны сложно, с другой стороны, раз они не лицензируются, как медицинские, то точность их оставляет желать лучшего. Поэтому в ближайшее время, скорее, нет. Вот что касается, допустим, для холтеровского мониторирования беспроводных датчиков, вот это, я думаю, дело ближайшего будущего. Почему, потому что такие датчики уже появляются, и в интернете можно найти. То есть это такая наклейка, которая, она, конечно, потолще, она может уже передать информацию непосредственно. Я думаю, это может быть, действительно, дело каких-то лет. Потому что ЭКГ сигнал, это электрический сигнал, который снимается с поверхности тела, его получить на этот датчик и передать относительно проще, чем показать артериальное давление. Потому что измерить давление, то есть классически нужно накачать манжету, её сдуть. Можно косвенными методами, то есть не классическими. 

Пульсовая волна, опять же, сейчас модные эти темы, много где фигурируют.

Да, можно, но это будут уже другие методики. То есть классика, это звуковой метод, то есть когда встроен микрофон. Вторая методика, это осиллометрия, то есть когда по колебаниям давления в манжете, но всё равно, и в том, и в другом нужна манжета. Но дальше уже остаются методики менее точные . 
Доступность для пациента, это, пожалуй, самый сложный вопрос. Почему, потому что чтобы это было доступно для пациента, во-первых, это должно быть дёшево. 

 Да. Качество потеряем данных, если будет удешевление? Вот как раз, кстати, комплектующие производства, всё-таки это сборка китайского здесь?

Если говорить про нас, то у нас сборка здесь отечественная, то есть корпуса в Нижнем, сборка Москва либо Нижний. Комплектующие микропроцессоры, они зарубежные, это у нас, скажем, нет достойного эквивалента. А вот всё остальное, это наше. 

То есть все российское, только процессорная часть, получается. 

Кабель китайский. 

В вашем случае, насколько я понимаю, врачебное сообщество идёт на встречу и даёт возможность и для тестирования, и для базы какой-то. То есть у Вас с этим, видимо, проблем нет. Потому что многие производители, они говорят о том, что это дорого. То есть проводить исследование, это к вопросу про пализмографию. Я от многих слышал, что чтобы нормальную клинику сделать, просто у нас нет на это денег. 

Допустим, говорить про наших российских производителей, допустим, тем же холтеровских мониторов, практически каждый производитель, он, так скажем, связан или сидит с какой-то клинической базой. На которую он может тестировать, и там же есть обычная, на ней же есть какой-то научный состав, который, какие-то рекомендации даёт по наработке. Миокард, одни базируются в Сарове, у них там клиника Сарова. У них есть множество контактов, не только локальных, и по всей России. Допустим, на базе института педиатрии практически мы проводим исследования, я не могу сказать, что они дорогие, в общем-то тут совершенно доступные цены. То есть нет для небольших проблем, провести какое-то исследование и набрать пациентов. У них огромная база собственная накоплена внутри Сарова, на ней они нарабатывают, тестирую. И то же самое могу сказать по другим производителям, просто я знаю практически всех производителей холтеровского мониторирования, я знаю, кто с кем связан и кто их консультирует

Артём, какие-нибудь штуки, вот что увидим в ближайшее время, прогноз.  Да, что Вы сделаете, что на рынке выйдет интересного?

У нас есть ряд разработок, мы пока их не показываем, это брелки. Пока с телефоном или с часами, андроид либо Linux система, без разницы. В ближайшее время то, что мы видим, прогнозируем, это произойдёт разделение рынка программного обеспечения и железного исполнения. То есть будет перекрёстная интеграция чего только можно с чем только можно. Сейчас идёт активная такая фаза интеграции в медицинские информационные системы. Мы сделали несколько проектов, они рабочие, они востребованные. Я вижу, что и другие, больницы, поликлиники жаждут этого и желают этого. Здесь оно идёт своими шагами, своим чередом, как неизбежное. Есть два принципа, которые мне очень нравятся. Это принцип закономерности и принцип целесообразности. Если то, что мы предлагаем, отвечает этим принципам, то оно неизбежно, скажем, проявляется в нашей жизни. Если же оно преждевременное, то есть или же там нецелесообразно, то мы можем потратить уйму усилий, и оно так и останется. 

Но вообще, получить функциональное диагностическое устройство размером с телефон, и которое достаточно много показателей снимает неинвазивно. Это в ближайшую перспективу 5-7 лет, это реалистично?

Это уже, я думаю, даже не 5-7, это просто год-два. Потому что такие приборы уже есть, есть российского производства. И, более того, есть именно нацеленные больше не столько на врача, сколько пациенториентированные. 

Которые интегрируется с сотовым телефоном, с планшетом. То есть когда принимающее устройство и анализирующее не столь, а больше принимающее, это не нужен специальный какой-то отдельный прибор, это нужен телефон, это может быть планшет. К нему прилагается, соответственно, электрод, всё, человек сам может снять, дальше он может либо отправить в облако, где расшифруют, либо отправить своему лечащему врачу. И это уже есть, то есть это не будущее, это уже настоящее. Вопрос, насколько это будет эффективно внедряться. Вопрос внедрения, он у нас, у нас как раз в плане идей нет проблем, идей море, пожалуйста, и даже с реализацией, зачастую, не всё так плохо. Вопрос внедрения, насколько это востребовано, как это будет внедряться. С внедрением проблемы, почему, потому что если, допустим, вот это взять и просто разложить по аптекам, как у нас это делается, зачастую. 

Обучать нужно, до людей как-то доносить

Да, то это не сработает в большинстве случаев. Почему, придёт человек и скажет: я не знаю, что это такое, даже не знаю, как пользоваться, ну подсоединяюсь, а что я дальше буду делать. То есть это всё-таки моё убеждение, это нужно всё равно обучать врачей, чтобы распространение шло через врачей. То есть это, в первую очередь, должно быть нужно врачу, чтобы он своим пациентам эти приборы рекомендовал, сказал: вот мне если ты хочешь, чтобы я знал твою электрокардиограмму или показатели каких-то твоих биохимических анализов регулярно, нужен такой прибор, такой-то монитор, ты сможешь сам им пользоваться дома, мне будет регулярно поступать информация. Всё, вот такая должна быть связь. То есть не просто пациентам раздавать, продавать как-то их, а именно через врача, тогда это будет работать. 

Будем надеяться, что всё у нас будет работать, информация пойдёт в массы, всё-таки, и телемедицина, и превентивная медицина войдут в жизнь. У нас закончилось время, между тем, пролетело незаметно. Спасибо Вам огромное. 

Спасибо. 

Всего доброго.