mobirise расширения

Медицинские гаджеты. Мобильное УЗИ


Беспроводные компактные устройства для неинвазивной диагностики

"Mediadoctor, передача "Медицинские гаджеты"

16 июн. 2017 г. Игорь Шадёркин, Заведующий отделом развития региональной урологии НИИ урологии и интервенционной радиологии им. Н.А. Лопаткина, Старший научный сотрудник отделения применения интернет-технологий в здравоохранении

Добрый день. В эфире «Медиадоктор», программа «Медицинские гаджеты». Как в такую маленькую коробочку, которая лежит перед вами, помещается огромный агрегат, как могут сосуществовать портативные и стационарные устройства вместе, как проходит прогресс в этой области, с чего вообще началось УЗИ? Расскажите, пожалуйста.


Добрый вечер, Олег. Я бы хотел, пользуясь случаем, поздравить своих коллег с наступающим днем медицинского работника, пожелать им удачи, чтобы за их столом письменным и за операционным всегда сопутствовал успех. Со своей стороны, мы, как институт, который занимается различными инновационными разработками, в частности, в урологии, мы пришли и к УЗИ. УЗИ – это неотъемлемая часть, как вы правильно заметили, всего диагностического процесса для любого врача. Если мы вспомним с вами историю вообще ультразвука, то наверное, в конце 50-х годов первый был аппарат, который сделали наши американские коллеги, это был огромный такой прибор, на кресло стоматологическое ставилась ванна, наполненная солью, солевой водой, в нее погружался пациент и делались не динамические, как мы сейчас видим, как кино, а статические снимки с организма получали. Потом пошел прогресс небольшой, появились передвижные ручные, которые двигались над пациентом, огромные установки, и первый хороший аппарат, который уже в клиническую практику пошел из лаборатории, это был аппарат, который сделала «Сименс» компания в 64-м, кажется, году. Аппарат этот, походил по размерам и по своему устройству на огромный рентгеновский аппарат. Ну, наверное, многие и как обыватели, и как врачи, конечно, само собой, знают такой аппарат. Но прогресс не стоит на месте, всё движется, всё развивается и всё потихонечку начало миниатюризироваться, уменьшаться в размерах, часть каких-то решений, которые были, очень специализированных, они уходили на какое-то разрешение, допустим, на сенсор, который снимал этот ультразвук, а часть с появлением особенно информационных компьютерных технологий стали специализированно, в специализированной части выноситься на стандартные решения, как обычный персональный компьютер. Если мы сейчас взглянем аппарат УЗИ, он нам напоминает с вами обычный стационарный компьютер с огромным экраном и мы не удивляемся. А изначально они такие не были, они были немножко другие и потихонечку развивались.


Маленькие черные телевизоры.


Да, совершенно верно, и там что-то булькало, крутилось, маленький экранчик был. Если мы посмотрим, как развивалась IT-среда, как развивались компьютеры персональные, они точно такой же эволюционный путь прошли, как и УЗИ, вернее, я бы сказал даже наоборот – УЗИ сейчас проходит такой же путь, как проходили компьютеры. Потом появились ноутбуки и появились такие же переносные ультразвуковые аппараты. А сейчас появились аппараты, которые размером с обычный смартфон.


Средний смартфон сейчас намного круче по производительности, чем компьютеры периода 90-х годов.


Совершенно верно. Благодаря компьютерным и IT-технологиям удалось разнести неспециализированную часть, вынести в аппаратные и программные решения, обычный персональный компьютер или смартфон, если мы говорим сейчас о мобильных, ручных ультразвуковых сканерах, а специализированную часть поместить в маленький-маленький приборчик. Который имеет размер со смартфон и в который вмещается вся логика и датчик, который находится в этой ультразвуковой ручке.



Из чего состоит компактный УЗИ?


Он напоминает обычный ультразвуковой датчик, как мы привыкли его видеть, только он немножко пошире в размерах, потому что здесь еще внесена логика обработки полученного отраженного ультразвукового сигнала. А так, по сути это отражающая линза, собственно говоря пластик, через который проходит ультразвук и разлетается по организму и возвращается. А снизу специальный пьезо-кристалл, на который подается электрический ток сгенерированный синусоидально, начинает резко сжиматься возникает пьезо-эффект, возникает ультразвуковая волна – отражается от этого кристалла, и она же возвращается на тот же самый кристалл. Он обратно сжимается и генерирует соответствующую электрическую волну. Затем логика начинает обрабатывать полученные данные.


И превращает ее в картинку?


Да, совершенно верно. По большому счету, вся ценность этого прибора состоит в том, что есть основная сенсорная зона, которая генерирует ультразвуковую волну и забирает ее назад.


И прекрасно коммуницирует со смартфоном?


Да, да, и мы видим сразу же картинку с этого  устройства. По большому счету, это обычный персональный компьютер с WiFi, в который превратился сейчас смартфон или планшет и специализированный датчик.


А планшет у вас через шнур подключен.


Да, совершенно верно. Этот датчик просто по кабелю usb подключается вот сюда к обычному usb и генерирует такую же самую картинку, как и предыдущий прибор, только информацию передает уже непосредственно по проводу.


По качеству съема данных они между собой идентичны?


Вы знаете, если говорить об этих, которые я принес к вам в студию, чтобы продемонстрировать, как это работает, они не идентичны. Этот датчик у нас 64 линии, которые генерируют ультразвук, а здесь 128.


То есть, этот с проводом выше качеством?


Да здесь выше качество, хотя цена дешевле за счет того, что вся необходимая логика, питание вынесены.


 Вся програмная часть, перенесена в планшет и в программу?


Программная часть, да. Но практически изменить это просто заменить этот кристалл и такие приборы тоже есть. Которые отдают 128 линий, и здесь есть доплер, который определяет кровоток. С точки зрения удобства, конечно, мы, как врачи стационара, коллеги мои, в моем отделе которые работают ребята, предпочитают проводной использовать на приеме, а переносной, который можно положить в карман с модулем wifi предпочитают на обходе, или на вызове. Взять УЗИ с собой, положить в карман, это очень удобно. 


Программное обеспечение, оно открытое или платное?


Нет, бесплатно. Если говорить именно об этих решениях, то они бесплатные и, как правило, все те производители, которые представляют такие ультразвуковые портативные сканеры, делают акцент в первую очередь на железе, и аппаратной части, а в последующем на обслуживании этого прибора. И программные решения идут бесплатно.


Никаких подписок на ПО пока не существует?


Пока нет. Есть разные технологии распространения самих приборов, вот у меня это наиболее дешевый прибор, он где-то в районе от 1000 до 2000 долларов находится. А крупные игроки американские, немецкие игроки, есть и у Филлипс тоже такие решения голландские, они, в общем-то, у них цена достаточно такая существенная для ультразвукового аппарата – от 6000 до 12000 долларов. Соответственно, у них есть и подписка, они дают прибор просто и платишь, допустим, 300 долларов в месяц, пользуешься этим прибором и, собственно говоря, на этом построена коммерциализация.


Теперь вопрос такой: вот мы положили в карман прибор и ходим к пациентам, смотрим, всё вроде хорошо, всех устраивает. Для чего большие УЗИ? Как они сосуществуют, маленький компактный и большой, где грань использования? То есть, где нельзя уже применить компактный переносной и нужно отправлять пациента на большой стационарный прибор?


Олег, вот вы очень верно сказали, именно сосуществуют. То есть, это естественно, приборы, они отличаются от тех приборов, которые мы привыкли видеть, большие стационарные или прибора экспертного класса – мы их еще так называем. Ну где вот такие маленькие переносные приборы? Это в первую очередь скрининг, то есть, на приеме пришел пациент, ну я сейчас буду про урологию говорить, у него болит в пояснице, мы ему поставим, сделаем, посмотрим, есть ли там расширение чашечно-лоханочной системы, есть ли признаки нарушения оттока мочи. Если они есть, то мы его можем в дальнейшем, чтобы детализировать, отправлять уже на приборы экспертного класса. Если этих нет нарушений - расширения чашечно-лоханочной системы, то мы точно можем исключить почечную колику. То есть, это скрининг-диагностика в приеме, где-то на вызове, допустим, в каких-то труднодоступных местах, это же, прежде всего, цена вопроса и мобильность такого решения, она более комфортнее именно для таких каких-то, ну, большого распространения, применения этого прибора. Ну те же самые, может быть, не обязательно даже специалисты, имеющие медицинское образование, МЧС или какие-то службы, где завалы какие-то, катастрофы, там можно использовать. Ведь же тут еще соль в том, что мы эту снимаем картинку, мы ее можем, эту картинку, зафиксировать на том же самом планшете или смартфоне и передать потом по каналам, по интернет-каналам обычно, и их может оценить какой-то эксперт, даже если прибором пользуются…


То есть, уже телемедицина, врач – пациент, в том проявлении, в котором все, наверное, мечтают увидеть.


Телемедицина, самая что ни на есть, да, да. Ну и конечно, еще очень важный момент, это как, вы знаете, у врача есть фонендоскоп, он носит, допустим, я очень долго работал в свое время в центральной больнице хирургом. Для меня было очень важно на обходе пациенту послушать перестальтику кишечника, я с собой носил фонендоскоп, обычно послушал, есть перестальтика, нет. Допустим, или для уролога, или для любого оперирующего хирурга очень важно посмотреть состояние операционной раны, в глубине что там происходит. К примеру, сделал ты перкутанную нефролитолапаксию, убрал камень, если кровит, есть ли там сгустки в чашечно-лоханочной системе, поставил на обходе, посмотрел, глянул через час, через два, не надо для этого вызывать специалиста. Урологи, если говорить за урологов, я-то, собственно говоря, уролог, они достаточно неплохо понимают ультразвук, потому что для них еще есть одна точка приложения таких приборов – это в операционной, быстро достать, сделать пункцию, допустим, доступ под УЗИ-контролем к чашечно-лоханочной системе, допустим, или в мочевой пузырь войти по проводнику, потому что прибор позволяет дать трекер и по этому трекеру можно провести какой-то инструмент, допустим, пункционную иглу в мочевой пузырь и мы точно будем знать, что она находится в мочевом пузыре, а не будем делать это наслепую. Есть такие, конечно, ультразвуковые приборы, которые находятся в операционных, но не во всех, к сожалению, не во всех. Поэтому вот такое решение очень хорошее. Ну и самое перспективное, ну, может быть, в далеком, но будем надеяться, что не очень, это, конечно, использование в домашних условиях. Вот это, конечно, отдельная тема.


Есть прибор, есть некое программное обеспечение, которое может дать картинку и, наверное, дать какие-то комментарии. В конце концов можно искусственный интеллект, наверное, обучить, чтобы он в какой-то мере подсказывал пациенту, что с ним происходит, в зависимости от ситуации. Мы уже говорили с вами про обучение, про сертификацию. Вот фонендоскопам уже, наверное, никого не надо обучать и сертификацию на него не надо, но сейчас на все вот такие телеметрические устройства существует сертификация, обучение, прохождение практик, стажировок, подтверждение квалификации, а вы хотите отдать это всё в карман пользователю.


Ну как всегда, вы знаете, технологии, ну вообще, в принципе, прогресс…


Технологии опережают?


Опережают, конечно, законодательную базу. Несомненно, многие решения потребуют, наверное, и законодательных каких-то изменений. Ну сейчас мы с вами видим, как закон о телемедицине, насколько быстро входит в нашу жизнь и, дай бог, конечно…


Быстро, но с какими дебатами.


 Да, сложностями. Сейчас пока врач и специальный специалист по ультразвуковой диагностике, он должен иметь сертификат, разрешающий ему работать с вот этими приборами. В урологии это большая, кстати, проблема. Дело в том, что оперирующий уролог, он очень часто в своей хирургической практике использует ультразвук. Да и у хорошего уролога, который сидит на приеме, он здорово имеет еще и аппарат УЗИ, которым он пользуется. И сейчас приходится нам, урологам, получать 2 сертификата – уролога, соответственно, и специалиста по ультразвуковой диагностике получать – раз, и, соответственно, поддерживать этот сертификат, раз в 5 лет ресертифицироваться. Сейчас еще баллы там наслаиваются кой-какие, то есть, есть некие сложности для этого, но минздрав это тоже прекрасно понимает и у нас достаточно неплохой в этом плане минздрав. И есть идея аккредитации, то есть, давать людям компетенции, доступ к определенным компетенциям, то есть, не обучать всему ультразвуку, а, к примеру, если уролог, он имеет, ему же не надо всё смотреть, ему надо посмотреть в операционной, чашечно-лоханочную систему, почку, мочевой пузырь, простату и вот такая компетенция, он ее имеет в рамках своей основной специальности, допустим, урологии и в дальнейшем используется. Это одно решение. И другое решение – ну это такое эволюционное, наверное, решение, которое со временем мы всё равно к нему придем, также, как тонометры какие-то, ультразвуковые приборы, мочевые анализаторы. Раньше это была какая-то экзотика и это были большие приборы, требующие специального обучения, то сейчас этот прибор чуть ли не на бытовом уровне, кнопочку нажал, поставил, дальше уже вопрос такой, медицинской компетенции.


Если говорить про удешевление. В Москве, наверное, в кабинетах у урологов у всех есть УЗИ.


У многих есть, конечно. Урологи же вообще самые продвинутые.


В коммерческих клиниках, наверное, точно есть. Предлагая врачам компактный прибор, мы не отбираем ли хлеб у кого-то, нет ли такого?


Если говорить про частные клиники, наверное, какие-то риски есть, что мы можем продать еще дополнительную услугу пациенту, ультразвук экспертного класса, это да, действительно. Но как вот мы с вами уже договорились, вы хорошо сказали, сосуществуют эти приборы, то мы не планируем заместить УЗИ экспертного класса, но даем возможность врачу в системе мониторинга использовать такой и такой прибор. Но каждый раз, мы же сами понимаем, не каждый раз мы делаем УЗИ, когда ходим к урологу сделали один раз хорошее УЗИ экспертного класса, у уролога в голове или где-то на его голове эта картинка стоит и дальше он мониторирует. Пришел к нему пациент в следующий раз, он смотрит динамику изменения, например, уровень остаточной мочи, опять же, размеры камня, расширение чашечно-лоханочной системы, я говорю сейчас про урологию. Там сценариев очень много, там и в разных специальностях. Это вопрос, это дополнение как раз таки, здесь мы, я не вижу никакого особо большого конфликта, мы всё равно пациенту, скорее всего, продадим вот эту услугу, мы, врачи, владельцы этой линии, и плюс еще предложим еще дополнительную услугу, это же тоже можно в какой-то степени продавать. Другое дело, какие взаимоотношения врача внутри этой клиники, захочет ли он не показывать этот доход, это вопрос уже за рамками…


Кому из врачей, кроме урологов, компактное УЗИ может быть нужно? Cпециализация и уровень врачей, это терапевт, это специалисты? Вот есть у нас цифра, 700 тысяч врачей. Какому проценту может потребоваться компактное УЗИ, с учетом того, что мы сохраняем большие УЗИ, для диагностики?


Ни в коем случае не претендую на то, чтобы заменить аппараты экспертного класса и специалистов, которые занимаются ультразвуковой диагностикой, у каждого будет своя ниша. Я бы здесь даже сказал, кому не надо ультразвук. Ну, наверное, психиатрам не надо, психологам не надо.


Ну это не совсем врачи, наверное, все-таки.


Психиатр? Психиатр – врач. Может быть, наркологу не надо. Ну вообще все врачи, которые занимаются внутренними органами, даже дерматолог, несмотря на то, что он занимается поверхностью кожи, может в меньшей степени он нуждается, но, может быть тоже, глубинные какие-то процессы, если процесс залегает за поверхностью кожи и где-то в подкожно-жировой клетчатке находится, ему тоже будет полезен ультразвуковой датчик. Ну на самом деле это большой, очень большой спектр, который дает информацию и все те врачи, которые нормально занимаются проблемами внутренних органов, даже и не внутренних, я говорю вам, и с поверхностью, те же самые дерматологи могут использовать такой метод диагностики, ну, в разных, конечно, каких-то клинических ситуациях. Кто это? Ну если говорить о, конечно же, врачах первичного звена, терапевты, вот это большая-большая головная боль. К сожалению, сейчас много наших участковых терапевтов выполняют роль маршрутизаторов, которые посмотрели на пациента, голова болит – значит идите к специалисту по голове, ухо болит – к специалисту по уху. Это неправильная тактика. Это не неправильно, в общем-то, позиционировать этих врачей Врач должен быть как наш земский врач, помните, тогда вот еще, как Чехов и многие наши, Вересаев, многие специалисты, они же в общем-то глубоко понимали пациента, такой семейный врач. Им, конечно бы, желательно иметь такой прибор, но рутина какая-то, какие-то особенности, стереотипы сложившейся сейчас системы здравоохранения, конечно же, на первых этапах, конечно же, исключат, наверное, врача-терапевта, обычного семейного врача из использования таких приборов. Но постепенно, если врач будет хотеть сохранить свою, в общем-то позицию как врача именно общей практики, семейного врача, тенденция к тому и ведет, что все-таки уйти, чтобы закрепить, укрепить первичное звено и, в общем-то, его развить в какой-то степени, дать инструменты врачам первичного звена. Они, конечно, такие врачи, будут использовать различные приборы. Вот был эксперимент, в свое время же хотели, чтобы и ухо смотрели, и делали пальцевое ректальное исследование. К сожалению, врач первичного звена, имея на то компетенцию и необходимость, не использует этого. Это уже другой момент.


Это проблемы системы.


Да, наверное, наверное, можно так это сказать, так, наверное, пожалуй.


 В коммерческой клинике терапевты более широкого профиля.


 Вот хорошо, хороший пример, когда людям надо выживать, зарабатывать деньги. Почему нет? И врачи очень там продвинутые. Там другая ситуация, увеличить количество посещений специалистов, направить еще к этому, этому, этому. Там уролог к гинекологу, к проктологу и, в общем-то увеличить чек. 


Это опять про коммерцию и про управление.


Да, это уже вопрос немножко другого плана, но тем не менее, большое, я считаю, количество врачей, ну уж точно половина, нуждаются в таких… Ну хирурги прям все, наверное, травматологи, гематому посмотреть, глянуть, как это происходит. Гинекологи – огромная армия специалистов, эндокринологи – посмотреть какое-то состояние железы, это же здорово. Ну уж урологи – это в первую очередь, конечно.


Урологи у нас лидируют в разработках и во всех. Вот ваша сеть, которая существует. Скажем, вот прошел прибор медицинскую сертификацию, то есть, как быстро вы внедрите у себя в сети урологии прием данных и обработку, консультацию удаленную, что вам потребуется для этого?


Ну сейчас, видите, тут два момента. Если просто врач будет использовать, конечно, как правило, урологи все-таки достаточно состоявшиеся такие специалисты, они не очень хотят, чтобы какой-то там экспертный центр, допустим, даже сам институт урологии, проконсультировал информацию. Тем не менее, есть, конечно, такие ситуации сложные, какие-то клинические случаи. Теоретически мы можем это сделать в любой момент времени. Другое дело, что… И сейчас даже можем сделать, передавая информацию, сейчас мы подключили к нашему дайкомвьюер и можем вообще смотреть любую дайком-картинку, и в том числе которую получаем с ультразвука. Теоретически и сейчас мы это можем делать. Вот что на практике произойдет, насколько врач захочет проконсультироваться с врачом такой же, допустим, специальности, урологом – это уже немножко другой вопрос. Это не будет большое количество консультаций. Куда интереснее когда мы будем говорить с врачами смежных специальностей, например, с урологами, гинекологом, например, гинекологу проконсультировать дистанционно уролога. Мы знаем, когда часто гинекологи наши, возникают ситуации, когда они во время операции на малом тазу перевязывают мочеточники. Это очень большая проблема, часто урологи видят и почему бы специалисту в гинекологии не передать ультразвуковую картинку и не проконсультироваться с врачом. Здесь сценариев больше, больше возможностей использования такого метода. Врачи первичного контакта – это терапевты, педиатры, там тоже многое.


 То есть, внутривидовая конкуренция, получается, не будет давать…


Да, совершенно верно.


А вот межвидовая, она наоборот, расширяет возможности?


Межвидовая будет, наоборот, развиваться. Есть еще второй момент, Олег, второй момент очень важный, куда я, в общем—то все свои силы буду бросать лично, какие уж у меня есть, это сделать так, чтобы у пациента такая появилась возможность. Ну тут, конечно, сами понимаете, здесь без врача, особенно пока не будет искусственного интеллекта, а это процесс такой небыстрый, скорее всего, пока прибор сам ему не ответит на вопрос, вот поставил и у тебя, значит, там проблема такая-то, у тебя расширение чашечно-лоханочной системы или остаточной мочи больше, чем 40 миллилитров. Вот пока это произойдет, а это когда-то всё равно произойдет, мы пока готовы помогать нашим пациентам дистанционно. Ультразвуковой аппарат поставил, посмотрел надлоно мочевого пузыря, увидел объем, передал нам информацию совместно, допустим, с урофлоуметрией. И здесь мы, конечно, видим, вот в первую очередь здесь рост таких консультаций. Ну это вопрос такой, он быстрый.


То есть консультация врач – врач, менее будет востребована, а врач – пациент, или даже пациент – врач, это широкое поле. Достаточно ли легко пациента обучить методике самодиагностики с помощью компактного УЗИ?


Ну я не скажу, что это легко. Мы такие школы даже проводим, школы здоровья в урологии. Это процесс непростой, всё зависит от мотивации пациента. Если он высоко мотивирован, а такие пациенты есть, ну, к примеру, самый такой яркий пример – это наши спинальные, так мы их называем, пациенты, у которых нарушения иннервации нижних мочевых, ну, таза, допустим. Это, как правило, переломы позвоночника или какие-то системные поражения. Рассеянный склероз и нарушается функция тазовых органов и у него плохо осуществляется акт мочеиспускания, остается моча. И они с этой болезнью никуда не могут деться, они, как правило, инвалидизированы, часть, конечно, остается в работе, но они находятся вместе с собою, один на один, и часто они очень высоко мотивированы. Это первая категория. Их обучить ультразвуку не представляет большого-большого труда, тем более, такого простого – аппарат поставил, включил, собственно говоря, разобраться – это же как смартфон, многие же могут им пользоваться и передать эту картинку. К примеру, дети и их родители. У меня вообще 4 ребенка, я готов обучиться любому методу, чтобы помочь своим детям сохранить свое здоровье. Дети, допустим, с пузырно-мочеточниковым рефлюксом, когда заброс идет мочи в верхние мочевые пути и расширяется чашечно-лоханочная система и очень важно контролировать вот этот процесс, насколько далеко зашел этот процесс и не ходить каждый раз к врачу делать ультразвук, а он всё равно отправит на ультразвук, а самому сделать эту картинку и в динамике передать, а совместно если, допустим, с оценкой анализа мочи, если у пациента есть анализатор мочи, ультразвук, ну слушайте, он оснащен, вот здесь, конечно, мы быстро увидим, что такие пациенты быстро учатся. Ну я возьму, допустим, шагну дальше, допустим, пациенты, страдающие сахарным диабетом тоже высоко мотивированы, они готовы там к многим-многим вещам. Мы у нас часто сталкиваемся в урологии с этими пациентами, не всегда мы их даже так любим, потому что они так прям зациклены на своей проблеме, но они очень хорошо обучаются, очень хорошо способны. И таких много. Я сейчас просто затрудняюсь сказать по другим специальностям.


Проблема достаточно большая и улучшить качество жизни при помощи компактных УЗИ мы в перспективе можем?


А потом будет, я надеюсь все-таки, когда мы как раз запустим такой вот, ну, все вместе, не мы, конечно, не только один институт урологии, а всё наше медицинское сообщество и научное сообщество совместно с производителями, с разработчиками, запустят такие решения. У нас ведь будет скапливаться вот эта информация, ультразвуковая картинка, какие-то еще данные в одном месте и мы с вами можем говорить уже о больших данных, об анализе этих больших данных, когда мы можем использовать нейросети, и тогда родится, конечно, искусственный интеллект. Он сейчас уже возможен, но пока еще предстоит сделать какие-то шаги совместные, всему нашему сообществу объединившись тоже, здесь это надо понимать, потому что врачи сейчас немножко так отдельно, а IT отдельно, надо объединяться и вот тогда…


Ох, эта история, врачи отдельно, IT отдельно. Здесь же получается какая картина: большинство диагностических устройств информацию передает в электронном виде, МР, КТ, профессиональные УЗИ, наверное. Вот даже наши компактные могут, наверное, передать?


 Да, совершенно верно, он всё тоже отдает и можно получить и посмотреть на любом дайком-вьюере эту информацию. Ну просто можно даже банально, без каких-то масштабов, без измерения размеров в соотносительно, допустим, ситуации, ну, к примеру, тот же размер камня в динамике посмотреть. Для этого не нужен дайком, нам нужны две картинки и сравнить эти две картинки в обычном джпеговском формате или в каком-то ином формате открыть на компьютере, вместе сопоставить и мы посмотрим и увидим динамику, где находится, локализуется этот камень, размеры этого камня, удачна ли наша терапия и так далее. Обычно даже форматы, чисто вот те, которые у нас есть, бытовые форматы, тоже там годятся.


Если брать огромный пласт медицинской техники, от тонометров, спирографов, даже анализаторы мочи. Ведь основной пласт информации от медицинской техники, уходит в никуда. Начиная от глюкометров, тонометров, которые в лучшем случае хранят 5 -15 замеров у себя и никуда вовне не отдают данные. Большинство обычный дневник не может автоматически вести. То есть, вся медтехника как-то не заточена именно под сбор данных. Да, сиюминутно она может дать какой-то анализ, показать какую-то картинку. 


Да, согласен с вами, согласен. Но тут, во-первых, практически все производители, они сейчас готовы к этому.


 Они готовы или это все-таки политика сдерживать информацию? Я не очень понимаю политику производителей, почему особенно на российском рынке достаточно мало таких устройств, которые готовы данные вовне отдавать?


Конечно, есть и достаточное, но проблема здесь даже не в производителе сейчас на первом этапе, а в первых потребителях этих услуг, допустим, клиники. Как правило, все клиники замкнуты внутри своей какой-то сети. Ну у нас в институте урологии стоит дайком-сервер. Да, там скапливаются вот эти картинки, у нас есть своя медиалог, кажется, система информационная, собирается она. Но вопрос в том, что это же таких учреждений много, важно объединить всё это в единую сеть.


Собрать, кластеризировать.


Собрать. Вот здесь, конечно, получить обратно всё…


Желательно в рамках одного пациента собрать или группы пациентов.


Совершенно верно, вот здесь больше даже проблем. Производители, они очень высоко тоже мотивированы, им надо продавать, им надо выдерживать конкуренцию. Если будет запрос от медицинского сообщества, они быстро внесут эти правки, тем более, сейчас, всё в цифре, это уже вопрос просто интеграции, подключения к информационной системе клиники, допустим, или какого-то научного учреждения.


 Наверное, не ошибусь, если скажу что у большинства тонометров, нет никакого выхода в сеть, даже блютуса нет.


 Да, в сегменте домашних тонометров такая проблема действительно есть, я с вами здесь согласен.


 Хотя, казалось бы, элементарная вещь, отдать данные измерения и вести дневник в приложении, но ведь даже среди новых моделей нет.


Вы знаете, у меня тоже есть, я слежу за своим артериальным давлением, я фотографирую, чтобы сразу, потому что а в ручную-то очень неудобно вносить свое артериальное давление. А я фотографирую просто и сбрасываю на свой смартфон. Ну у меня есть наша там система, которой мы пользуемся. Но это вопрос, конечно, это совершенно неверный вопрос, ну как так можно делать, надо, естественно, делать это в цифре и собирать эти все данные, это логично.


 Это технологически очень просто, а реально работающих устройств, да еще чтобы прошли росздравнадзор, чтобы были в продаже, их фактически нету.


 Мало, да, согласен, но вообще, в принципе, рынок бытовой медицинской техники или интернет медицинских вещей, тут уже вопрос, с какой стороны на это глядеть, он вот только недавно начал развиваться.


 Фактически да.


Сейчас что мы можем с вами сказать? Два таких самых известных прибора – тонометр и глюкометр, которые сейчас наиболее известны.


 Термометр.


 Ну термометр, да, и этот самый, кто же, как его…


Спирограф, может быть.


Да, да, поэтому здесь весы, допустим. Ну вот сейчас этот рынок развивается.


Ну весы, на удивление, весов, которые умеют что-то куда-то отдавать, полно. 


Не могу сказать, ну, наверное, как-то, какие-то есть, были запросы с фитнес какой-то среды. А с медицинской именно с точки зрения запросов было не много, но оно как, сначала должно быть предложение, потом, в общем-то, будет формироваться в дальнейшем, так же, как и раньше. Раньше-то планшета, смартфона, его не было, люди не знали, что это такое. Появилась такая возможность и пожалуйста, какой сейчас огромный рынок этих приборов, как они изменили нашу жизнь, они стали полезны нам, даже вот сейчас говорим и говорим об этих. Поэтому как вот этот рынок начнет формироваться и будет там конкуренция, и потихонечку, я думаю, появятся.


Здесь рынок потребителя или рынок производителя, кто должен моду на эти устройства задать и тенденцию?


Что касается здоровья, тут, конечно же, я как врач рассуждаю, я бы пошел бы, и мы так идем все, и я надеюсь, все тоже так будут поступать, от потребностей, есть такая необходимость. Ну для нас надо было контролировать общий анализ мочи – мы такой сделали прибор и сейчас его активно используем. У нас была потребность контролировать качество мочеиспускания, сейчас вот ультразвук и мы идем от этого и дальше уже внедряем. Ну я думаю, что есть, конечно, будут и такие так называемые ненужные методы диагностики и лечения, которые мы навязываем пациентам, такие тоже есть, и в лекарствах огромное количество таких препаратов, которые не просто не работают, но хорошие марки хорошие деньги приносят и производитель заинтересован в этом. Сейчас здесь нет на этом рынке больших игроков, есть устоявшиеся игроки, которые тонометры производят, и они, в общем-то, я думаю, они потихонечку подвинутся в эту сторону, они и двигаются. Но здесь, мне кажется, все-таки запрос должен быть от именно проблемы, которую нам необходимо решить. Ведь проблема со здоровьем, она настолько разнообразна, настолько она кастомизирована, столько есть таких экзотических вопросов. Производитель в голове может этого не удержать, поэтому это все-таки должно быть из потребностиЯ говорю, должно быть, а как будет в практике, не знаю.


Будем надеяться, что всё будет благополучно. На самом деле у нас закончилось время, был рад видеть в эфире.


Спасибо большое, спасибо, до свидания.


До свидания, спасибо зрителям.