+7(495)103-45-86
Быстрый заказ и связь с курьером, с 10:00 до 20:00

Мотивация пациента к ЗОЖ: инструменты, роль врача


"Mediadoctor, передача "Медицинские гаджеты"

Прямой эфир от 13 июля 2018 года




Олег Смирнов:

Добрый вечер! В эфире Mediametrics, программа «Медицинские гаджеты». В гостях сегодня Влада Сайфетдинова, зам. генерального директора Международного медицинского кластера, врач-хирург с научной работой. Влада, добрый вечер. 

Влада Сайфетдинова:

Добрый вечер. 

Олег Смирнов:

Добрый вечер, зрители. Итак, Влада, Международный медицинский кластер не первый раз в гостях в передаче. Я бы хотел узнать, чем Вы занимаетесь, что Вы делаете в кластере, какая Ваша роль? А потом перейдем в ЗОЖ. 

Влада Сайфетдинова:

Международный медицинский кластер – это моя любовь. Это любовь взаимная и понятная. Почему? Потому что я в медицине очень давно, у меня 12 лет практического опыта в хирургии, потом достаточно длительный период в управленческой деятельности, как в государственных лечебных учреждениях, так и в частных. В общем-то, как работает наша система здравоохранения, я знаю не понаслышке, я знаю, как это делалось руками, начиная от медсестры в свое время до врача. И все плюсы и минусы системы тоже знакомы.

Безусловно, мы понимаем, что врач, который вовлечен в свою профессию, знает те вещи, которые бы хотелось менять и, действительно, вместе достигать и предлагать пациентам. И учитывая, как быстро сейчас меняется все в мире, в том числе в медицине, как быстро страны накапливают опыт, и как медицинский мир свободен от каких-то предрассудков, политик, и что врач – это человек вовлеченный, который готов общаться с коллегами, предлагать новые способы решения и новые методики, им очень важно поддерживать свой профессиональный уровень среди профессионалов, получать друг от друга какие-то знания. Поэтому медицинский международный кластер – это как раз среда, где можно у всего мира почерпнуть интересную информацию, перенести в Россию, дать нашим врачам. 

Олег Смирнов:

Такой ветер свободы для деятельности, без ограничений. 

Влада Сайфетдинова:

Но между тем, он такой позитивный, который действительно приводит к положительным эффектам для наших пациентов, и это очень важно. 

Олег Смирнов:

Это здорово, и развитие медицины действительно претерпевает в России реформирование, не для всех оно понятно, и для врачей, и для пациентов не всегда очевидно. Но, между тем, явно есть такой тренд на превентивную медицину, и то, что доказательная медицина – это хорошо, это должно быть, но позаботьтесь, граждане, о себе сами. И вот здесь давайте как раз поговорим с Вами о том, как же мы должны заботиться, и где тут заканчивается врачебная помощь, а где начинается наша с Вами ответственность и ответственность пациентов за свою собственную жизнь. 

Влада Сайфетдинова:

На самом деле, это очень правильный посыл, потому что то, как себя чувствует человек, насколько... 

Олег Смирнов:

Так, пока не болит, ничего и не надо.

Влада Сайфетдинова:

И насколько долго не болит, и насколько хорошо это не болит, очень сильно зависит от самого человека. Уже статистически доказано, что состояние здоровья зависит от медицины как таковой всего на 10 %. 20 % – от генетики, 20 % – от окружающей среды и на 50 % – от того образа жизни, который ведет каждый конкретный человек. И здесь очень важно сказать о том, что мотивация на здоровый образ жизни должна формироваться очень рано. Мотивация от слова «мотив», то есть у человека должен быть позыв, стремление, почему вести здоровый образ жизни. Очень легко думать о том, чтобы соблюдать какие-то правила, когда у тебя действительно появились первые признаки каких-то отклонений. Это первые звонки, и человек начинает думать: а что я делаю не так, что у меня начало тут колоть, тут болеть, тут я стал уставать, тут появились какие-то изменения, на которые я стал регистрировать и, не дай Бог, действительно серьезно болеть. Как правило, в этот момент начинает думать о здоровом образе жизни. 

Олег Смирнов:

Не поздно?

Влада Сайфетдинова:

Поздно, на самом деле. 

Олег Смирнов:

Тогда к чему все это?

Влада Сайфетдинова:

Вот здесь очень важно прививать эту культуру, и то, что сейчас такой серьезный тренд на здоровый образ жизни, который активно популяризируется в среде, в школе, и эта привычка на здоровый образ жизни начинает формироваться, а если правильно говорить, то она должна формироваться вообще с детства. То есть примеры родителей, в первую очередь. С кого ребенок срисовывает модель поведения? Конечно, с той среды, в которой он живет и развивается: детский сад, школа и так далее. Поэтому очень важно вернуть все эти инструменты в очень ранний период жизни.

Но здесь, наверное, очень важно сказать о том, что такое здоровье, понятие очень размытое. Мы в своей жизни сталкиваемся с какими-то маркерами здорового образа жизни. Чаще всего, когда забиваем в интернет, что такое здоровый образ жизни, в поисковую строку, вываливается огромное количество информации: как правильно питаться, что должно быть красивое тело, наши спортивные достижения. И дальше дается огромное количество рекомендаций по тем или иным параметрам. Но вот как раз в этом очень много, наверное, мифов и вещей маркетинговых, которые, к сожалению, не всегда соответствуют действительности. 

Олег Смирнов:

Нет, здоровый образ жизни на себя забрали кто? Фарма с БАДам, это прямо одна дорожка, у которой есть денежки и бюджеты. Забрали велнес и фитнес, то есть подобные организации, плюс йога, как кластер, хотя тоже такая московская больше, столичная история. И вот они где-то вот этот рыночек между собой делят, вливают истории в соц. сетки, и там все понятно. С точки зрения медицины на ЗОЖ влияние там, наверное, вот такое (маленькое). Что у нас там: пропаганда, запрет курения, это то, что Минздрав добивался в общественных местах, это акцизы активно на алкоголь и, наверное, все. Ну, с гипертонией ладно, таблетки научились всем подряд выдавать. Что у тебя, давление повышенное? Скушай таблеточку и похудей. Это, наверное, то, что со стороны медики. Но то, что похудей и скушай таблеточку, история некрасивая, там нет красивой сказки в отличие от БАДов, когда ты съел витаминчиков, и вроде как красиво тебе все нарисовали, каким ты будешь стройным и хорошим. Почему медицина не копает активно сюда? Ведь можно же и с точки зрения медицины нарисовать все красиво. 

Влада Сайфетдинова:

Вы знаете, на самом деле, медицина копает, и как раз-таки медицина сегодня становится одним из драйверов формирования правильных направлений развития здорового образа жизни. Причиной тому становится активное развитие информационных технологий, накопление больших массивов данных, возможности обработки этих данных и формирование статистических групп, в которых действительно должны применяться те или иные рекомендации. Вот как раз с прогрессом информационных технологий в медицине все это начинает приобретать научную обоснованность.

Можно привести здесь массу примеров, как вообще трансформировалось. Смотрите, наверняка каждый из нас на протяжении небольшого промежутка времени, 15-20 лет активной жизни, очень часто видит трансформацию отношения к тем или иным продуктам питания, к употреблению тех же витаминов. Приведу пример: долгое время активно пропагандировали, что нельзя есть куриные яйца регулярно, якобы они провоцируют формирование нездоровых компонентов, отложение атеросклеротических бляшек, являются провокатором сердечно-сосудистых заболеваний и страшных последствий, инфарктов и инсультов. На самом деле, сейчас, когда накопились большие данные, что, в принципе, кроме холина ничего страшного нет, уже говорят наоборот, что употребляйте регулярно куриные яйца, это хорошие продукты. 

Олег Смирнов:

Красного мяса поменьше. 

Влада Сайфетдинова:

Активно пропагандировали, что с потреблением красного мяса Вы накапливаете полноценное количество гемоглобина, это способствует насыщению красных кровяных телец, а на самом деле... 

Олег Смирнов:

Канцерогены. 

Влада Сайфетдинова:

Наука говорит о том, что это канцероген. Отношение к витаминам, что раньше: принимайте комплексы, мультивитамины. Сейчас наука пошла дальше, и она комбинирует, она предлагает дозированно разбивать определенные группы витаминов и разносить в приемы по часам. Какие-то витамины употребляются в утренние часы, какие-то в вечерние, разводятся те витамины, которые обладают антагонистическим действием, и так далее. То есть как раз наука, возможность обрабатывать большое количество информации, формировать правильные тренды способствует тому, чтобы формировать правильные направления именно в оздоравливании здорового образа жизни. Та же медицина способствует правильному отношению к физической активности. 

Сейчас наука предлагает дозированно разбивать определенные группы витаминов и разносить в приемы по часам. Какие-то витамины употребляются в утренние часы, какие-то в вечерние, разводятся те витамины, которые обладают антагонистическим действием, и так далее.

Олег Смирнов:

Это вообще моя любимая история, когда люди в 35+ начинают понимать, что у них образуются излишки, метаболизм меняется, и надо что-то с этим делать. И люди, которые не ходили 15-20 лет вообще никуда, кроме соседнего кафе, начинают вдруг записываться, покупать абонементы. И что с ними происходит? Я всегда задаю знакомым врачам, которые приходят на передачу, вопрос: «Много ли у вас таких пациентов?» У нас много гостей с реабилитации, говорят: «Нормально, обеспечивают поток, все хорошо». Кроме того, что нагрузка имеет вред, куда делись ЛФК, и как медицина должна все-таки нормировать нагрузку? 

Влада Сайфетдинова:

Очень правильное замечание, на самом деле. 

Олег Смирнов:

Куда бежать, чтобы избежать кризиса и не ухудшить все это дело? 

Влада Сайфетдинова:

Да, к сожалению, меняется синтез дофамина, его утилизация, возникают различные отклонения, т.н. кризис среднего возраста, снижается, к сожалению, умственная активность. 

Олег Смирнов:

Увы. 

Влада Сайфетдинова:

И человек начинает искать способы восстановления, накопления. Первая мысль, которая возникает у людей, – давай начнем бегать, начнем каждое утро вставать и активно заниматься бегом. Но вот здесь как раз большое раздолье для специалистов, потому что, к сожалению, неправильный бег, скорее, будет вредом, приносить вред человеку, нежели пользу. Потому что, к сожалению, мы имеем некую расплату за прямохождение, отсюда все проблемы с позвоночником, с суставами, вертикальная осевая нагрузка, да еще при дополнительных ударных тренировках приводит к тому, что нарушается правильное функционирование суставов, в первую очередь коленных. То есть, как правило, в 70% начала активных бегунов первая проблема, которая у них возникает: вот я хорошо побегал, потом, ты знаешь, пошел к врачу, что-то сустав болит, ничего, потравили, опять начинаю бегать. Нет, здесь очень важно перед тем, как прийти к физической активности, перейти к бегу, себя проверить, состояние своих суставов, подготовить себя. И очень важно находить правильных специалистов, которые Вам помогут в эти тренинги войти. 

Олег Смирнов:

А кто он, правильный? Вот, знаете, как квалифицированный врач – это такой объект, не очень понятный для простого потребителя, и правильный специалист, в том числе и по бегу, по ЗОЖ, кто он должен быть? Терапевт в районной поликлинике, терапевт по ДМС, куда бежать простому человеку? В соц. сетке с подружкой пообщаться?

Влада Сайфетдинова:

Наверное, говорить о том, что пойти к терапевту… В сегодняшней текущей ситуации наши терапевты в силу своей определенной нагрузки вряд ли смогут уделить должное время. Но, на самом деле, сейчас есть очень много грамотных инструкторов по бегу. 

Олег Смирнов:

Которые в центрах. 

Влада Сайфетдинова:

Которые действительно профессионально занимаются этой темой, и обращения в профессиональные велнес-центры.

Олег Смирнов:

Спортивная реабилитация. 

Влада Сайфетдинова:

Да, спортивная реабилитация, хотя, к сожалению, с этим тоже не такая благополучная обстановка. Вообще, если говорить в целом о реабилитации, то на сегодняшний день очень большое количество специалистов, которые на Западе традиционно занимаются реабилитацией, восстановлением в молодом и в пожилом возрасте, это целое направление. У нас это направление несколько просело. Сейчас очень правильная политика у государства: мы стали обращать внимание, что этим нужно заниматься. И, кстати, реабилитация введена, в том числе, в систему ОМС, и особый акцент идет на второй этап реабилитации для пациентов, которые перенесли инфаркты и инсульты, кардиологические проблемы. То есть чтобы не держать этих пациентов в стационаре и быстро заниматься восстановлением, оптимизацией процессов, то есть физическая активность и правильное восстановление навыков, запуск всех ментальных вещей – это очень правильный акцент, и сейчас государство об этом активно начинает думать, поэтому очень много программ. 

Реабилитация введена в систему ОМС, и особый акцент идет на второй этап реабилитации для пациентов, которые перенесли инфаркты и инсульты, кардиологические проблемы.

Олег Смирнов:

Будут в гос. ЛПУ вводить врачей-реабилитологов?

Влада Сайфетдинова:

Да, и сейчас готовят таких редких специалистов для России, как кинезиотерапевты. Первый выпуск, 30 специалистов, они начинают программу обучения, и это очень правильно. 

Олег Смирнов:

30 человек разбегутся по частным заведениям. Мы их не увидим, опять же. 

Влада Сайфетдинова:

Ну, это первые, всегда тяжело начинать. Очень много внимания уделяется частными клиниками. 

Олег Смирнов:

Там пласт очень серьезный в реабилитации, это правда, там хорошо. Но ценник не всегда такой… 

Влада Сайфетдинова:

Спрос рождает предложение. 

Олег Смирнов:

Тут не столько спрос, сколько дешевле не найдешь. 

Влада Сайфетдинова:

Но мне кажется, как традиционно происходит в любой сфере, по мере развития и получения большого количества специалистов и точек, где можно получить такие виды помощи, цена услуги будет падать. Мало того, нужно понимать, что этими услугами должны заниматься не врачи. Это все-таки средний медицинский персонал. 

Олег Смирнов:

На Западе да. 

Влада Сайфетдинова:

Как на Западе, и у нас нужно серьезно об этом подумать, потому что здесь не требуется вовлечение врача. Врач должен составить программу, наметить правильные методы, а дальше передать это в руки специалистов ЛФК, правильных массажистов, правильных специалистов, которые будут заниматься какими-то водными процедурами и так далее. И в этом тоже инструмент оптимизации цены для наших пациентов.

Мало того, здесь очень важная тема – передача навыков по уходу за этими пациентами родственникам. Должны существовать школы, должны существовать кабинеты обучения родных и близких, как это делается на Западе. Когда уже на длительный период поддержания, когда запущен весь процесс, процедуры контроля, наблюдения, фиксации, что делает пациент дома, передается родственникам, и он уже становится партнером пациенту для того, чтобы дальше наращивать этот реабилитационный потенциал.

Олег Смирнов:

Тут хорошо и цифровизация должна помочь, оцифровка движений. То есть, в принципе, очень много реабилитационного оборудования, которое может удаленно передавать врачам информацию. Здесь цифровизация должна у нас на полную включиться в процесс, может быть, мы следующие пару лет увидим что-то такое. Инструменты хорошие и для родственников, и для пациентов, и для врачей. То есть и врачам нужно будет больше смотреть в монитор и смотреть отчеты, нежели путешествовать каждый раз к больному. По оборудованию реабилитационному есть очень хорошие примеры, которые уже сейчас много что умеют отдавать: как занимался, чем занимался, занимался ли вообще, как делал упражнения и прочее.

С бегом, с реабилитацией мы более-менее разобрались. Давайте перейдем в такую интересную плоскость, как история с биохакингом и поедание ненормированного количества таблеток и витаминов, потому что мы затронули, но до конца не довели. Тема достаточно скользкая, но при этом по соц. сеточкам гуляет. Понятно, что там просто можно себе навредить, но при этом никаких больших опровержений о вреде биохакинга в прессе от медицинского сообщества не видно. Вроде как кто-то осуждает, но такого экспертного мнения не встречал. Как должно быть?

Влада Сайфетдинова:

Здесь, наверное, должна быть, как во всем, золотая середина. Здесь очень важен индивидуальный правильный подбор всех этих препаратов, с полным скринингом, с полной диагностикой тех вещей, отклонений, которые существуют у человека. И должен быть грамотный подбор тех препаратов или тех компонентов, которые нужны индивидуально человеку. Все-таки не должно быть и не должно существовать каких-то единых рекомендаций. Я вот, например, живу на Севере, я живу в Сочи, ты знаешь, я пью такой набор препаратов, и мне хорошо, я тебе рекомендую то же самое. 

Олег Смирнов:

Есть модные сайты, где барышни закупаются тонами. 

Влада Сайфетдинова:

Да, но, к сожалению, если ты 30-40-50 лет живешь традиционно в Якутии и слушаешь своего друга, который живет всю жизнь в Сочи, и генетические его родственники жили, то у вас должны быть разные рекомендации. 

Олег Смирнов:

И разное питание, и разные витамины. 

Влада Сайфетдинова:

И разное питание, и разные витамины. 

Олег Смирнов:

А вот история с продуктами, которые био, эко и прочее, нужно ли всем бежать в эко-магазины, покупать только экологически чистое? Или все-таки в Дошираке нормальный баланс БЖУ, и ничего, можно на нем нормально существовать? 

Влада Сайфетдинова:

Концепция суперфуда сейчас очень популярна. Это действительно так. Но, на самом деле, мне кажется, здесь тоже есть некие мифы, нам маркетинг научился активно продавать суперполезные продукты. 

Олег Смирнов:

Ох уж этот маркетинг. 

Влада Сайфетдинова:

На самом деле, все питание должно быть банально сбалансировано. По тому составу белков, жиров и углеводов, в которых нуждается человек, и этот же баланс, в том числе, должен быть четко сформирован, исходя из стиля жизни человека. Если это человек умственного труда, он традиционно по 8 часов проводит за компьютером – это один тип питания с определенным калоражем. Очень важно учитывать энергетические затраты. Или если это человек, который занимается активно физическими нагрузками – это другая история. Наверное, здесь очень важно, чтобы в том соотношении продуктов, которые ты принимаешь, в балансе утренних, дневных нагрузок и т.д. был учет твоей физической потребности в питательных веществах.

Но, на самом деле, если говорить вообще о полезных или неполезных продуктах, здесь можно много говорить о том, что продукты должны быть действительно не отправленные какими-то факторами, которые оказывают вред. Как пример, сейчас даже сельская промышленность очень активно уделяет внимание как уйти от антибиотиков, которыми традиционно для наращивания массы продуктов пичкали куриц, скот и т.д. 

Сейчас даже сельская промышленность очень активно уделяет внимание как уйти от антибиотиков, которыми традиционно для наращивания массы продуктов пичкали куриц, скот.

Олег Смирнов:

Птиц в основном. 

Влада Сайфетдинова:

Птиц, которые уже привели к тому, что человек, употребляя эти продукты питания, начинает накапливать антибиотикоустойчивость.

Олег Смирнов:

В случае заболевания... 

Влада Сайфетдинова:

В случае заболевания, когда он уже не может блокировать какие-то инфекции теми антибиотиками, которые действовали. Мало того, поскольку микроорганизмы очень активно обмениваются генетической информацией, это бесконтрольное употребление и накопление антибактериальных препаратов приводит к тому, что на человека начинают уже не действовать те препараты, которые, в принципе, должны работать. Здесь тоже очень интересная динамика. Я просто помню в своей врачебной практике, буквально 15 лет назад, когда на рынке только появились так называемые антибиотики последнего поколения, как Сумамед и т.д., это, казалось, бомба, их дозировано назначали пациенту в самых тяжелых инфекциях. 

Олег Смирнов:

Сейчас приди в аптеку, и любой фармацевт тебе предложит. 

Влада Сайфетдинова:

Да, 3 дня Сумамеда, и все хорошо. Это связано, в том числе, с тем, что бесконтрольно принимаются, или мы можем даже не узнать, откуда мы ту или иную дозу хватанули. Поэтому очень хорошо, что появляются точки, объекты, где хороший контроль за качеством продуктов, есть возможность покупать в тех или иных магазинах действительно чистые продукты и составлять свой сбалансированный рацион питания. 

Олег Смирнов:

Ну, или все-таки нужно на дачку, на грядки, себе самому выращивать. 

Влада Сайфетдинова:

Это тоже полезно. 

Олег Смирнов:

Тоже полезно. 

Влада Сайфетдинова:

Физическая активность. И переключать умственную деятельность, очень полезно переключаться на другие виды. 

Олег Смирнов:

Тут же можно уйти в тему, зашориться, сядешь на дачку и не вылезешь потом, в общество сложно назад возвращаться из любых таких маленьких, уютных мест. 

Влада Сайфетдинова:

А вот это, кстати, тоже предмет для обсуждения, благодаря тому, что мы можем делать удаленные офисы, необязательно сидеть в офисе, человек может работать дома. 

Олег Смирнов:

Мне кажется, это очень опасная история вообще, то есть просто в Москве пока туда-сюда полтора часа проедешь, ты уже свои 10.000 шагов выходишь. 

Влада Сайфетдинова:

Проедешь. Если ты будешь ходить, это да. 

Олег Смирнов:

Проедешь общественным транспортом. То есть там находишь 10.000, а если сесть на удаленный офис, то тут резко сокращается место, куда ходить. Тут, мне кажется, неочевидный такой момент. 

Влада Сайфетдинова:

Возможно. 

Олег Смирнов:

Итак, что же сейчас становится с ЗОЖем, даже не столько с ЗОЖем, сколько с нормированием дня. То есть мы проговорили про питание, про антибиотики, про биодобавки, витамины. Но при этом структура дня тоже меняется, она же и обуславливает нагрузки. Как нужно спланировать свой день, из чего он должен состоять, дабы дожить до прекрасных 65 лет, полноценно дожить, чтобы в 65 лет выйти на пенсию и ездить, как все европейские пенсионеры, бодрым и здоровым, а не так, чтобы в 65 лет вышел с работы и все, в ящик и поехали?

Влада Сайфетдинова:

Знаете, я недавно прочитала интересный факт, что сейчас статистически доказано, что дети, рожденные в 2002-м году, на самом деле, должны пережить столетний рубеж. 

Олег Смирнов:

Ну, дай Бог. Никто не против, мы, к сожалению, это не увидим. 

Влада Сайфетдинова:

Будем стараться. Но, на самом деле, правила здорового образа жизни с нормированием очень сильно диктуются технологическими новшествами. По мере развития человечества, появления всего того, что окружает нас, человеческую жизнь, эти правила очень сильно начинают меняться. Далеко ходить не надо, еще в 19-начале 20-го века во многих странах люди жили в биоритме часов, которые диктовались природой. Рассвет в 5. 

Олег Смирнов:

Солнышко встало.

Влада Сайфетдинова:

Солнышко встало, встали, пошли доить корову, ушло солнце, есть лучина, посидишь, чего-то поделаешь, нет, извините, пойдешь спать. И все равно количество сна, отдыха диктовалось теми возможностями, которые давали те технические устройства, которые существовали на тот период времени.

Сейчас, поскольку мы можем и в 3, и в 2 ночи включить свет, заниматься делами, доступ в интернет и т.д., к сожалению, ритм жизни очень сильно стал меняться. И современный человек, не обращая внимания даже на свои внутренние биологические часы – жаворонок, сова, – начинает подстраиваться под те необходимости работы, деловой активности, сдвигать эти биологические часы, мало того, еще существенно сокращать. Так вот то, как он запрограммирован и должен отдыхать определенное количество часов, если мы их не добираем, и не добираем регулярно, то мы обкрадываем себя порядка 10-15 лет жизни. Как бы мы не хотели, но мы должны восстанавливаться, количество фаз глубокого и поверхностного сна определено нашей физиологией. 

Олег Смирнов:

5 должно быть?

Влада Сайфетдинова:

Да. Это определено нашей физиологией, мы должны поэтому – хотим, не хотим, но в среднем все-таки 7-8 часов спать. Среднестатистический житель мегаполиса на сегодняшний день спит 5-6 часов, то есть катастрофический недосып. 

Среднестатистический житель мегаполиса на сегодняшний день спит 5-6 часов, то есть катастрофический недосып. 

Олег Смирнов:

А аккумулировать можно? То есть если потом поспал 10 часов, это как-то сгладит или нет?

Влада Сайфетдинова:

Наверное, на какой-то короткий промежуток времени, как говорят врачи, это помогает. Но если это переходит в хронизацию, в регулярный процесс, к сожалению, нет. То есть включается масса других механизмов, которые наносят уже вред и нервной системе, и обменным процессам, и физиологическим возможностям человека, которые приводят к накопительному эффекту, к повреждающим факторам. 

Олег Смирнов:

То есть если долго спать, то тоже ничего хорошего?

Влада Сайфетдинова:

Если это короткий промежуток времени, у Вас есть какая-то срочная работа, Вы вынуждены на каком-то недельном, двухнедельном промежутке терять необходимую норму, это поможет. Но если это промежутки года, то, к сожалению, нет. 

Олег Смирнов:

То есть это не нужно. А посматривать на браслетики имеет смысл, то есть фазы сна они достаточно хорошо умеют считать, и продолжительность сна они тоже научились считать, то есть это нормальная история? 

Влада Сайфетдинова:

Это нормальная история, мало того, я рекомендую, есть хорошие рекомендации, в интернете они доступны, какое время засыпания и какое время подъема комфортно... 

Олег Смирнов:

Да, есть с мягкими будильниками. 

Влада Сайфетдинова:

С мягкими будильниками для того, чтобы человек мог очень быстро проснуться, чувствовать комфорт, бодрость и приступить к выполнению своих обязанностей. 

Олег Смирнов:

Но это, опять же, если трудовой режим позволяет кому-то подольше, кому-то, наоборот, попозже, пораньше лечь. Я заметил, используя браслеты, воздействие алкоголя на сон. То есть если ты накануне выпил, никаких 5 фаз сна у тебя близко не будет. Рано ты уснул, поздно ты уснул, рано ты встал, поздно встал – 5 фаз не будет никогда. У тебя будут перерывы на вставание обязательно, и у тебя 2-3 фазы дай Бог. Давайте как раз про вред, пользу алкоголя. Как минимум, сну вредит, проверено. 

Влада Сайфетдинова:

На самом деле, как бы мы не хотели, все-таки алкоголь – содержащий этанол продукт, а этанол – все равно яд для организма. Безусловно, здесь много вокруг этой темы мифов. 

Олег Смирнов:

Очень много, сколько промышленности работает и сколько людей денег зарабатывает, которые будут говорить, что это полезно. 

Влада Сайфетдинова:

На самом деле, полезен как раз. Если мы говорим о некоей пользе алкоголя, то это, скорее, вопрос красного вина...

Олег Смирнов:

Качественного. 

Влада Сайфетдинова:

Да, качественного, в первую очередь сератола – вещества, которое действительно оказывает положительное влияние на организм. Но на сегодняшний день этот компонент уже есть и в таблетках, необязательно для этого принимать алкоголь. На самом деле, чуть-чуть красного вина, норма 150-200 мл является некритической, которая не запускает вредное действие этанола на организм. Но, к сожалению, когда есть какой-то повод, остановиться на 150 очень сложно. 

Чуть-чуть красного вина, норма 150-200 мл является некритической, которая не запускает вредное действие этанола на организм.

Олег Смирнов:

Ну да, а повод у нас каждую пятница. 

Влада Сайфетдинова:

Как врач, я не рекомендую принимать алкогольные напитки, скорее, больше будет вреда, нежели пользы. 

Олег Смирнов:

Еще интересный вопрос, он, в принципе, всегда вызывает не то, что массу вопросов – потребление воды. Нужно ли потреблять 2 л, и что такое в понимании врачей газированная вода, газированные напитки? Это сладкие, или это минералка, или это вообще все, где есть CO2?

Влада Сайфетдинова:

Я недавно натолкнулась на выдержку из очень старого американского исследования 70-х годов, где и описывался фактор, это было статистически значимое исследование, что норма потребления воды для человека 2 л. Это взяли, как аксиому. Но никто не прочитал дальше. На самом деле, в этом исследовании фиксировалось, что 2 л включают и воду, которая содержится в тех продуктах питания, которые человек употребляет в течение всего дня, всех суток. И это не значит, что ты должен, вот это золотое правило, выйти на 8 стаканов в день. То есть я все-таки являюсь приверженцем того, что нужно слушать свой организм и понимать, какое количество продуктов питания и тех продуктов, которые тебе бы хотелось или не хотелось потреблять, в том числе и воды.

Нельзя сказать, что человек массой 50 кг и человек массой 90 кг должен потреблять одинаковое количество воды. Нет, это должно индивидуально рассчитываться для каждого, в зависимости от того, какая нагрузка у него в течение того или иного дня. Если он занимается физической активностью, активно говорит, занимается физическими упражнениями, когда идет активное потовыделение, или он находится в каких-то условиях, на солнце загорает… 

Олег Смирнов:

Да, живет в Сочи или в Якутии. 

Влада Сайфетдинова:

Это тоже, поэтому здесь, наверное, тоже потребление воды должно диктоваться собственными пожеланиями. Пейте столько, сколько Вам комфортно, и тогда действительно все будет. Опять же, вопрос состояния многих органов, тех же почек, состояние легочной ткани и так далее. Можешь ты потреблять продукты питания, как работает твоя сердечно-сосудистая система. Потому что если, например, пациент с заболеванием сердечно-сосудистой системы нагрузил себя вечерней дозой воды, он весь день не пил, то здесь, скорее, ты окажешь больше вреда, потому что ты оставишь в русле большое количество жидкости, которая уйдет... 

Олег Смирнов:

Куда-то, где-то перераспределится в организме. 

Влада Сайфетдинова:

Да, к сожалению. Поэтому здесь, мне кажется, тоже должна быть золотая середина и титрование на каждого человека индивидуально. Как и вообще в ЗОЖ, в формировании своих правил здорового образа жизни должен быть индивидуальный подбор. И на самом деле, здесь прекрасную роль играют и врачи-диетологи, и врачи общей практики, которые обследуют и поймут в целом состояние здоровья.

Олег Смирнов:

А вот к кому лучше идти – к диетологу или к эндокринологу?

Влада Сайфетдинова:

Это разные специалисты, но диетолог – это специалист, который поможет сформировать правильное питание. Но эндокринолог, наверное, если еще и предметно есть какие-то отклонения, избыточная масса тела... 

Олег Смирнов:

Как правило, когда начинают задумываться о диетах.

Влада Сайфетдинова:

Или это возрастные изменения, когда человек задумывается о диете, очень важно понять, в каком гормональном фоне, гормональной фазе своего возрастного периода он находится. Совсем разные рекомендации будут у молодого поколения, 30-40 лет, другое в 45-50, когда меняется гормональный фон активно у человека. Здесь очень хорошую роль играет врач-эндокринолог, который позволит понять, а как у тебя работает щитовидная железа – это один из основных органов, который регулирует, в принципе, обменные процессы. А еще если человек живет в эндемичном по патологии щитовидной железы регионе или в регионе, где не хватает йода в продуктах питания, воде и т.д., как работает Ваша щитовидная железа – это действительно большой вопрос. Гормоны щитовидной железы являются одним из главных регуляторов обменных процессов, здесь, наверное, надо обратиться к эндокринологу, я бы рекомендовал обязательно. 

Олег Смирнов:

То есть имея какие-то отклонения и думая о здоровом образе жизни, идем к инструктору, идем к диетологу, эндокринологу, в зависимости от того, что с нами происходит. И вообще, неплохо бы скрининг пройти какой-то. Как избежать чрезмерного обследования? Опять же, биохакеры любят положить себя в МРТ и чуть ли не раз в полгода проходить магнитно-резонансное сканирование. Есть ли в этом польза, есть ли в этом вред, и как вообще Вы относитесь непосредственно к этой идее: в 20 лет пошла смотреть, что у нее внутри? 

Влада Сайфетдинова:

Это вообще, мне кажется, вредная тема, когда человек пытается найти у себя те болячки, которых нет. 

Олег Смирнов:

Ну, паникеров много. 

Влада Сайфетдинова:

Паникеров много, и система не настроена на то, чтобы снимать эти панические атаки. 

Олег Смирнов:

А что, платят денежки, нормально, всем хорошо, оборудование должно работать. 

Влада Сайфетдинова:

Во-первых, что хочется отметить, что сейчас уже статистически доказано на больших массивах данных, что даже не все скрининги, в принципе, полезно делать. Что те же скрининги, которые в какой-то период времени очень активно пропагандировались, особенно западной медициной, российской, что всех подряд давайте мы будем подвергать массовым обследованиям с головы до пят. На самом деле, не нужно это делать, потому что это приводит к выявлению тех отклонений, которые никогда себя не проявят, не принесут вред, и человек, в принципе, может прожить с этим до тех 100 лет, которые прогностическим видят для поколения 2002 года. А наличие этой проблемы, когда человек знает, что у него появилась где-то киста, где-то какое-то образование, где-то отклонение в биохимических показателях, приводит к тому, что человек начинает активно заниматься лечением, хорошо у специалистов, а хуже, когда это начинается самолечение.

И сейчас как раз медицинское сообщество делает акценты, что вот эти массовые скрининги приводят к необоснованному количеству больших вмешательств и последствий от этих вмешательств, медицинских, инвазивных. И все больше и больше склоняется медицинское сообщество к тому, что скрининги – да, это классно и хорошо, но очень важно, чтобы эти скрининге проводились в той популяции людей, пациентов, которым надо. В первую очередь, нужно определить группу. 

Олег Смирнов:

По группам разделение как раз. 

Влада Сайфетдинова:

Разделение по группам, кому действительно это профильно нужно и важно делать. А вот, кстати, массовое обследование на каких-то современных медицинских устройствах, как Вы говорите, МРТ, КТ и так далее, это вообще вредная вещь. Потому что, как правило, для того, чтобы дать нужную нагрузку, это проводится на тех аппаратах, которые имеют разрешающую диагностическую способность меньше, чем позволит выявить первые признаки заболевания. 

Олег Смирнов:

То есть, по идее, может спровоцировать. 

Влада Сайфетдинова:

Не спровоцировать, но не выявить. То есть это бесполезное абсолютно упражнение, об этом тоже надо всегда думать. 

Олег Смирнов:

То есть это в любом случае нагрузка на организм, и тоже нужно задумываться о том, что это. Давайте подытожим наш эфир. Мы вроде бы разобрались, что вредно, что полезно. Надеюсь, нашим зрителям тоже стало что-то чуть более понятно. Спасибо большое, Влада, за столь насыщенную информацию. Спасибо зрителям.

Влада Сайфетдинова:

Спасибо зрителям.

Олег Смирнов:

Всего доброго, до свидания. 

Влада Сайфетдинова:

До свидания.