+7(495)103-45-86
Быстрый заказ и связь с курьером, с 10:00 до 20:00

Набор по профессии ВРАЧ

"Mediadoctor, передача "Медицинские гаджеты"

Прямой эфир от 6 июля 2018 года



Олег Смирнов:

Добрый вечер! В эфире Mediametrics, программа «Медицинские гаджеты». Сегодня у меня две очаровательные гости из проекта Oyster. Наталья Симоненко – основатель и руководитель и Анастасия Кряквина – операционный управляющий. Добрый вечер, девушки!

Наталья Симоненко:

Добрый вечер!

Олег Смирнов:

Наталья, давайте с Вас начнем. Oyster как появился и, собственно, с чего началось это все? Почему Oyster, кстати, тоже. 

Наталья Симоненко:

Начнем с того, почему Oyster. Oyster переводится, как устрица или раковина. Есть такое известное выражение из-под пера Шекспира «The world is your oyster», что означает «Весь мир в твоих руках», и мы верим, что занимаясь с нашими наборами и открывая наши коробочки, ребенок найдет свою мечту, найдет свое призвание, и перед ним откроется весь мир. 

Олег Смирнов:

То есть открываю коробку, это и есть, то есть от упаковки в мир пошло. 

Наталья Симоненко:

Скорее так, что в каждой коробочке мы рассказываем ребенку о новой профессии, о новом виде деятельности. И открывая коробочку за коробочкой, он открывает для себя мир и узнает о том, чем занимаются люди во всем мире. И, возможно, в какой-то из них он найдет свое призвание, свое дело жизни. 

Олег Смирнов:

Цель вообще огромная, на миллион, то есть очень классно, зацепило, прямо как только увидел, посмотрел, думаю – так, надо звать. Интересно. Какая коробка была первая?

Наталья Симоненко:

Первая коробка была «Археолог», потому что одна из девушек нашей команды мечтала быть археологом. И когда мы решили взять эту концепцию и начинать делать профессии, взяли то, что было близко, то, что было уже в команде. Собрали за неделю первый прототип, позвали детей на тестирование и уже начали смотреть, что работает, нравится ли идея родителям, понимают ли ее дети. И «Археолог» стал нашей первой коробочкой, до сих пор очень популярный наш набор. 

Олег Смирнов:

Сколько Вы уже занимаетесь?

Наталья Симоненко:

Девять месяцев. 

Олег Смирнов:

То есть, в принципе, еще только пора и рождаться, по большому счету. То есть срок такой, детский, скажем так. Коробок сейчас, насколько я понимаю, 4. 

Наталья Симоненко:

У нас 4 набора, и вот-вот выйдет пятый набор «Я – ученый». 

Олег Смирнов:

Что там будет?

Наталья Симоненко:

Это, конечно, секрет пока, но мы будем говорить об альтернативной энергии с детьми и говорить о пластике, они будут делать полимеры из водорослей. И мы добавляем очень важный, дополнительный... 

Олег Смирнов:

Агар-агар варить будете. 

Наталья Симоненко:

Примерно. Очень важный дополнительный контент об экологии. 

Олег Смирнов:

Это тоже круто. Но меня глаз зацепил, я врач, программа у нас отчасти медицинская, медицинские гаджеты у нас де-факто присутствуют. И, в принципе, меня не то, что поразило, удивило, то, что Вы берете взрослые игрушки и упаковываете в коробочку для детей. Что Вы туда положили и что явилось прототипом, почему во враче появилось столько всего взрослого? Почему не детские? Есть доктор детский, положили всякое пластиковое и вперед. 

Анастасия Кряквина:

Вообще идея была изначально в том, чтобы знакомить детей с реальными предметами. Если взять нашего археолога, то в наш первый набор, который у нас был, мы складывали реальную...

Олег Смирнов:

Лопату совковую. 

Анастасия Кряквина:

Нет, мы вкладывали монету, которую настоящий археолог мог бы найти, и кто-то же когда-то ее нашел при раскопках. А мы вкладывали ее, как артефакт, ребенок мог ее сохранить. И нам очень хотелось, чтобы в каждом нашем наборе ребенок нашел что-то реальное, археолог бы вот это потрогал, и я это потрогаю. Вот врач стетоскопом слушает своего пациента, и я могу свою маму, кошку, сестру тоже послушать стетоскопом. И нам очень хотелось вот этот элемент реальности добавить в каждый наш набор, и мы до сих пор стараемся это делать, чтобы приблизить максимально ребенка к взрослому профессионалу, который этим самым и занимается.

Нам очень хотелось вот этот элемент реальности добавить в каждый наш набор, и мы до сих пор стараемся это делать, чтобы приблизить максимально ребенка к взрослому профессионалу, который этим самым и занимается.

Ну, конечно, у нас не каждый предмет исключительно взрослый какой-то инструмент. У нас есть лизун, который детям очень нравится, и мы из этой простой штуки сделали очень интересный опыт. Ребенок будто рассматривает под микроскопом кровь, изучает, почему она красная, что такое лейкоциты. Мы рассказываем об этом с помощью самих предметов и с помощью контента, который мы добавляем в наш набор. Там мультики, VR, кстати, тоже. 

Олег Смирнов:

Сейчас про VR отдельно, погодите, не палите тему. 

Анастасия Кряквина:

Но ребенок может посмотреть, что такое кровь и просто чуть-чуть больше узнать о своем организме. 

Олег Смирнов:

Ну, вот врач, медсестра – это, наверное, одна из первых профессий, с которыми и дети, и мы сталкиваемся вообще по жизни. То есть тот, кто принимает на этот свет, и первые болевые ощущения от осмотров, от уколов, от всего, это ребенок тоже получает от врача. Была какая-то идеология с тем, чтобы научиться не бояться докторов, белые халаты, не все к докторам хорошо относятся. От чего пошло?

Наталья Симоненко:

Мы начинали с того, что на первом же мастер-классе, на первой же фокус-группе «Археолога» мы стали спрашивать родителей, кем хотят быть ваши дети, кем бы вы хотели видеть ваших детей, с какими профессиями вы хотели бы познакомить ваших детей с помощью наборов? Врач была одна из самых популярных профессий из тех, что действительно хотят дети, особенно до 7-8 лет. Они действительно видят врачей, медсестер, им нравится это, и врач, и ветеринар звучали как одни из самых популярных. Поэтому одна из причин, почему мы взяли врача, это наш третий набор, по-моему, потому что он звучал все время: «Мы хотим врача». 

Олег Смирнов:

То есть это пошло именно от пользователей. 

Наталья Симоненко:

От родителей, да.

Олег Смирнов:

От родителей. 

Анастасия Кряквина:

Есть, конечно же, большое количество детей, которые хотят стать врачами. Но есть еще родители, которые, возможно, хотят, чтобы дети стали кем-то около медика или, может быть, даже медиками. 

Олег Смирнов:

Профессия такая, хоть и много учиться, но при этом она стабильная, престижная последнее время. 

Анастасия Кряквина:

Да, и родители хотят познакомить ребенка с тем, чем занимается врач, может быть, увлечь. И бывали такие случаи, что наши наборы покупали детям, которые не очень хотят быть врачами, но родители считают, что нужно показать. 

Олег Смирнов:

На, лечи. 

Анастасия Кряквина:

Да, или объяснить, зачем нужно чистить зубы, мыть руки. 

Олег Смирнов:

Давайте эту тематику попробуем развить. То есть обучение ЗОЖу, гигиене и прочим таким первичным вещам. Что здесь заложено, вот про чистить зубы кейс был прекрасен, расскажите поподробнее, пожалуйста. 

Наталья Симоненко:

Если честно, это такой побочный для нас эффект, потому что нашей целью изначально было познакомить ребенка с профессией врача, дать ему возможность поиграть, как взрослому сделать какие-то реальные эксперименты, наложить гипс на сломанную кость, залечить кариес челюсти. 

Олег Смирнов:

Покажите, челюсть прекрасная. Такая полноразмерная детская, я так понимаю. 

Наталья Симоненко:

Мне кажется, женская. Вот есть челюсть, здесь явно есть нездоровые зубы, и с помощью массы для пломбы ребенок... 

Олег Смирнов:

То есть можно все это залечить. А сверлить чем?

Наталья Симоненко:

Здесь он не сверлит, имеются дырки, и он будет лечить. 

Олег Смирнов:

То есть сама процедура бурения отсутствует. 

Наталья Симоненко:

Да. Есть гипсовый бинт, и есть модели сломанной кости. 

Олег Смирнов:

То есть это не на себе. 

Наталья Симоненко:

Возможно, он передумает и сделает на себе или на родителе, но мы предлагаем. 

Олег Смирнов:

То есть предложили уже вариант. 

Наталья Симоненко:

Да, более доступный вариант. 

Олег Смирнов:

Скажем так, и более гуманный, то есть не надо кошке ломать ничего. 

Наталья Симоненко:

Это два самых популярных эксперимента в этом наборе. 

Олег Смирнов:

Зубы и бинтование. 

Наталья Симоненко:

Зубы и сломанная кость. Ребенок чувствует себя действительно врачом, он надевает костюм врача и приступает к этим операциям. Когда мы создавали набор, мы мечтали о том, чтобы было интересно, чтобы он представлял себя врачом и попробовал разные направления. То, что дети стали задумываться о том, что нужно чистить зубы и не бояться стоматолога, это такой сайд-эффект, и он очень для нас неожиданный. И мы думаем теперь при создании новых наборов, а как же нам действительно какие-то дополнительные, полезные для детей и родителей вещи привносить с нашими экспериментами и проектами.

Когда мы создавали набор, мы мечтали о том, чтобы было интересно, чтобы ребенок представлял себя врачом и попробовал разные направления. То, что дети стали задумываться о том, что нужно чистить зубы и не бояться стоматолога, это такой сайд-эффект, и он очень для нас неожиданный.

Олег Смирнов:

У Вас здесь со снимками, то есть типа рентген. Это что такое, что задумывалось?

Наталья Симоненко:

Мы просто предлагали ему рассмотреть и попробовать понять, что здесь сломано, что здесь не так, является это вывихом. То есть реальные рентгены, а это уже шутливая история. Для ребенка это никакая не шутка. 

Олег Смирнов:

Но дети воспринимают всерьез. 

Наталья Симоненко:

Абсолютно, они ставят диагноз «маленький мозг» так же, как вывих или перелом. 

Олег Смирнов:

Хороший диагноз, между прочим, если бы он еще ставился так легко, мне кажется, была бы вообще и для взрослых убойная тема. 

Наталья Симоненко:

Стетоскоп – это тоже, конечно, совершенный... 

Олег Смирнов:

Стетоскоп практически натуральный, по-моему, даже полностью натуральный. 

Наталья Симоненко:

Абсолютно натуральный медицинский стетоскоп, и дети исследуют себя, братьев, сестер, собак, кошек, слушают не только сердце, но и другие органы. 

Олег Смирнов:

Когда внедрили реальный стетоскоп, не думали, что он сунет в динамик, то есть каких-то проблем, что ребенок может навредить, такие сценарии не продумывали? Грубо говоря, можно применить не совсем по назначению и послушать. Есть какой-то шанс, что слух попортит?

Наталья Симоненко:

Я думаю, что очень много возможностей навредить себе разными способами, не только нашим стетоскопом. Поэтому мы сертифицируем наши продукты для детей старше трех лет. У нас покупают, в том числе родители для детей младше, мы всегда предупреждаем, что обязательно только... 

Олег Смирнов:

По инструкции все это. Расскажите про сертификацию, это, кстати, очень интересная тема, тем более, использование мед. техники в таком бытовом... Это вообще тема очень хорошая и очень правильная. То есть мы очень много сталкиваемся с тем, что у нас многие приборы двойного назначения. Кстати, частенько сталкивались, что Яндекс не берет околобытовые приборы с какими-то эффектами. У Вас ничего такого не было?

Наталья Симоненко:

Не встречались пока. 

Олег Смирнов:

Не встречались пока, ну ладно, слава Богу. Просто приборы двойного назначения могут трактоваться по-разному. Когда сертифицировали, что у Вас происходило, этот процесс для Вас был гладок, спокоен?

Анастасия Кряквина:

Я могу сказать, что у нас этим занимались специализированные люди. Задавали нам вопросы, и мы на них отвечали. И как-то это прошло все очень нормально, то есть не было никаких проблем, просто какие-то возникали вопросы, что-то нам нужно было убрать, что-то убрали, что-то оставили. 

Олег Смирнов:

Корректировали. 

Анастасия Кряквина:

Ну да. В зависимости от того, какие требования. Когда мы создавали наборы, мы... 

Олег Смирнов:

Не были настолько погружены в тему. 

Анастасия Кряквина:

Да, мы не были настолько погружены и что-то пришлось убрать. Но в целом текущий вариант вполне устраивает. 

Олег Смирнов:

Мне понравилось, что каждый набор проходит сертификацию, это Ваше требование было или как? 

Наталья Симоненко:

Это требования закона, законодательства Российской Федерации. 

Олег Смирнов:

Понятно, но можно выборочно делать проверку? 

Наталья Симоненко:

Нет, мы подошли очень системно, мы нашли экспертов в области сертификатов для детских товаров, которые много лет работают, очень уверенно на рынке, мы им совершенно доверились. 

Олег Смирнов:

И они все сделали. 

Наталья Симоненко:

Они все сделали четко, ровно, достаточно быстро. 

Олег Смирнов:

Что там дальше еще? 

Наталья Симоненко:

Костюм врача – это очень важная часть набора, потому что первое, что делает ребенок, он облачается в костюм врача. Дальше с удовольствием играет. Здесь есть все для того, чтобы сделать модель крови. 

Олег Смирнов:

Давайте поподробнее. Как можно сделать кровь в бытовых условиях? Так, пищевой краситель или это просто шарик? 

Анастасия Кряквина:

Нет, это не краситель, это просто пластиковый шарик. Они в очень условном виде представляют эритроциты, лейкоциты, тромбоциты и их распределение в клетке. 

Олег Смирнов:

То есть их нужно в какое-то насыпать... 

Анастасия Кряквина:

Да, мы высыпаем это все, потом это все дело перемешиваем. 

Наталья Симоненко:

С помощью лизуна, который представляет плазму крови. 

Анастасия Кряквина:

Да, а лизун очень похож на плазму крови, если плазму выделить из крови, она так будет выглядеть. И получается такая модель крови. 

Олег Смирнов:

То есть микроскоп не нужен? 

Анастасия Кряквина:

Да, микроскоп не нужен, но вот если посмотрите, здесь есть на рисунке как раз и эритроциты, и лейкоциты, все тут есть. Ребенок просто делает себе такую модель, чтобы ее поизучать, посмотреть. 

Олег Смирнов:

Да, действительно, что-то похожее, что-то в этом есть. Их нужно считать во время опыта или как, что финалом опыта должно быть? 

Анастасия Кряквина:

Финалом опыта должна быть собственно модель. 

Олег Смирнов:

Или просто чтобы он как будто под микроскопом. 

Анастасия Кряквина:

Да, модель, и затем там есть контент, который поддерживает эту историю, связанную с созданием. 

Олег Смирнов:

Так, давайте потихоньку переходить к контенту. Кто разрабатывал, какие сценарии, что легло в основу всей этой контентной истории? Помимо наглядной агитации, что там лежит? Тексты, мультики?

Наталья Симоненко:

У нас несколько типов дополнительного контента. Первый – то, что мы разрабатываем самостоятельно, это онлайн-тесты и задания, очень несложные тесты, как мини-игры, которые помогают нам понять, насколько ребенок понял материал, что он запомнил, а ребенку немножко поиграть с этим, проверить свои знания, узнать, что он молодец, ответив на 5 вопросов. Практически каждый эксперимент имеет штрих-код, где он может посмотреть видео и ответить на ваши вопросы. 

Олег Смирнов:

Он на телефоне, то есть это интерактивный контент?

Наталья Симоненко:

Да. 

Олег Смирнов:

Он должен просканировать смартфоном?

Наталья Симоненко:

Да. Он должен взять смартфон у родителей или свой, просканировать штрих-код, посмотреть видеоролик либо скачать объект виртуальной реальности и пройти онлайн-тест. То есть онлайн-тест мы разрабатываем самостоятельно, видео и виртуальную реальность мы на данный момент не разрабатываем, потому что нам очень важно понять, что будет действительно востребовано и в каком направлении двигаться. Сейчас мы лицензируем либо предлагаем контент, который находится в широком доступе, не наш. Но мы отбираем его по возрасту, отбираем по теме для того, чтобы он давал дополнительную информацию о том, что ребенок только что сделал. 

Олег Смирнов:

На фокус-группах что предпочитают – просто статичное отображение информации на телефоне либо VR? Почему в сторону VR Вы пошли. Какие были предпосылки?

Наталья Симоненко:

У меня есть глубокое убеждение, что виртуальная реальность имеет колоссальные возможности для расширения кругозора и углубления понимания какого-либо вопроса, а также для развития в большей степени эмпатии. То есть это настолько глубокое погружение, есть статистика о том, что человек запоминает 20 % от того, что он услышал, 30 % от того, что он увидел, и 90 % от того, что он сделал либо симулировал. А виртуальная реальность дает эффект полного погружения, то есть позволяет намного лучше запомнить и прочувствовать какой-то момент.

Виртуальная реальность имеет колоссальные возможности для расширения кругозора и углубления понимания какого-либо вопроса, а также для развития в большей степени эмпатии.

Есть исследования в Стэнфорде, они проводили достаточно долго, когда группы людей проходили VR-эксперименты, они рубили деревья или были коровой и т.д., и как это сказывалось дальше на их поведении, на потреблении бумаги, потреблении мяса. И люди, которые одну и ту же информацию потребляют разным способом, с помощью VR или с помощью просто статистики, показывают разную степень отдачи, вовлеченность в процесс. Я думаю, что дальше мы увидим намного больше исследований на эту тему, намного больше убедительной информации, что это действительно работает, что это полезно.

Но мы сразу решили двигаться, что каждый эксперимент или практически каждый эксперимент мы хотели бы дать возможность детям увидеть и больше. О том, что делают профессионалы во всем мире, побывать в лаборатории ученого, побывать на автомобильном заводе, где инженеры работают с роботами, что у нас происходит в наборе инженера. Или сейчас в наборе ученого дети (мы говорим о пластике) создают полимеры из водорослей, и мы показываем им видео о пластиковых океанах, пластиковых островах в океане. Это, вроде бы, популярная тема, мы много сейчас говорим об этом, но когда дети смотрят это в виде интересного, хорошего контента, они начинают по-другому об этом думать и действовать. У меня сын, посмотрев это видео, организовал сортировку мусора дома, вот мы уже в офисе начинаем сортировать. Он был очень поражен. Поэтому мы верим, что возможности мультимедиа колоссальные с точки зрения расширения, углубления знаний. 

Олег Смирнов:

Это правда и это действительно так. Я видел просто проекты с VR, которые в области реабилитации. Там ребята проводили вполне себе взрослые клинические испытания. И действительно, у них есть циферки, которые подтверждают, что реабилитация с VR более быстро проходит, требует меньше сеансов. И для человека, который занимается своей реабилитацией, это более интересно. То есть просто рукой махать 50 раз – это одно, стрелять из лука в виртуальную мишень – это совершенно другая история. Насколько я знаю, для детей важна мелкая моторика, в эту сторону не пробовали играть как раз в области VR? Там же тоже много чего можно напридумывать. 

Наталья Симоненко:

Мы сейчас как-то упростили все это, есть эксперименты реальные, где ребенок непосредственно взаимодействует. 

Олег Смирнов:

Руками потрогать вживую. 

Наталья Симоненко:

Да, с разными элементами, в инженере он очень много создает, работает с этой катапультой, делает биоруку, есть реальные эксперименты, он делает своими руками, он проводит время с физическими объектами. Есть дополнительный контент, дополнительная реальность, которая расширяет его знания. 

Олег Смирнов:

То есть это пока на стадии дополнительно каких-то фильмов, мультфильмов. 

Наталья Симоненко:

Да. 

Олег Смирнов:

Это также сканируют, то есть это очки? 

Наталья Симоненко:

Да, мы в каждый набор вкладываем очки виртуальной реальности, есть, как минимум, один объект виртуальной реальности, который добавляется к этому набору. Мы договорились с одной большой американской компанией VIVE, которая является крупнейшим производителем видео и объектов в области виртуальной реальности, и крупнейший поставщик для Google Expeditions, например. Очень замечательное приложение, если, может быть, Вы знаете, с десятками тысяч объектов виртуальной реальности и видео из самых разных областей, который сейчас активно продвигает Google в школах Америки. И мы договорились с этой компанией о бесплатном их использовании. 

Мы в каждый набор вкладываем очки виртуальной реальности, есть, как минимум, один объект виртуальной реальности, который добавляется к этому набору.

Олег Смирнов:

А Вы будете локализовать или они будут локализовать? 

Наталья Симоненко:

Сейчас мы предлагаем и отбираем те объекты, которые не требуют, может быть, перевода. В принципе, мы готовы это переводить, если дело пойдет хорошо в этом направлении. Но сейчас мы отбираем по 1-2 объекта для наших наборов. Мы пробуем, мы еще тестируем, мы не можем сказать. 

Олег Смирнов:

Ну, понятно, 9 месяцев – это такой еще возраст. А сколько человек в компании работают над этим проектом, насколько Вы большие уже по персоналу?

Наталья Симоненко:

Даже неудобно сказать. Нас 5 человек. 

Олег Смирнов:

Круто, почему неудобно? Наоборот, очень показательно, что Вы действительно работаете. Если бы сказали 50 человек, то я бы задумался – а чего они делают? А 5 человек, мне кажется, это прекрасно, понятно, кто чем занимается. 

Наталья Симоненко:

5 человек, которые постоянно работают над проектом, и очень много, безусловно, разных специалистов, фрилансеров и разных людей, которые помогают и участвуют парт-тайм. 

Олег Смирнов:

Сколько Вы хотите наборов, какая-то цель есть? 100 либо сделать их больше? В плане какая цель максимум?

Наталья Симоненко:

Сейчас мы вообще активно думаем про модель подписки и про рынки не российские, рынки Штатов, Европы. 

Олег Смирнов:

А там нет такого?

Наталья Симоненко:

Такой концепции мы не нашли. Есть разные отдельные наборы, которые знакомят с профессиями, как правило, для детей младшего возраста. Есть достаточно много продуктов в области STEM, Science Technologu... 

Олег Смирнов:

Lego роботы вот эти. 

Наталья Симоненко:

Да, как один из примеров. А направленности на профессиональную деятельность продукты мы не нашли, и мы думаем, что это хорошая идея для модели подписки, когда каждый месяц ребенок получает коробочку с новой профессией или с новым видом деятельности, с которым ознакомится, выполняя какие-то проекты либо эксперименты. И через дополнительный контент каждый месяц он узнает о какой-то новой, интересной профессий. В этом смысле каждый месяц мы производим новый контент. И какие-то самые успешные, получившие, может быть, наибольшее количество хороших отзывов профессий могут войти в постоянные наборы, которые могут составлять наш ассортимент. Есть такая сейчас мысль. 

Олег Смирнов:

Круто. Но если каждый месяц будет выходить коробка, это серьезная работа, там уже 5 человек, может, уже и не справятся. А какая-то поддержка контентная есть у проекта, или это пока просто по фокус-группам, просто по направлениям? Журналы, что-то еще может быть? Продвижение, скажем так. 

Наталья Симоненко:

У меня лично достаточно большой опыт в интернет-маркетинге, потому что мой бэкграунд софтверный, и, в общем-то, весь свой опыт я привношу сюда. Мы сейчас в основном продвигаем свои продукты через интернет, через все доступные каналы и развиваем прямые продажи. То есть пока с ритейлом и с оптовыми партнерами мы очень аккуратно разбираемся, очень аккуратно начинаем работать. 

Олег Смирнов:

Не хотите 30 дней отсрочки?

Анастасия Кряквина:

30 дней? 

Олег Смирнов:

Ну, 60, по-разному бывает. В ритейл как заходят. 

Наталья Симоненко:

Поэтому на данный момент мы используем различные способы продвижения для организации прямых продаж. С прессой мы только начинаем как-то работать, с выставками попробуем, начиная с осени этого года. 

Олег Смирнов:

Куда пойдете? 

Анастасия Кряквина:

«Мир детства». 

Наталья Симоненко:

«Мир детства», «Kids Russia», это то, что в России. А там дальше посмотрим. 

Олег Смирнов:

Круто. Инструкция для родителей – что это такое? Здесь достаточно короткая… 

Анастасия Кряквина:

Да, здесь мы, скорее, рассказываем, это инструкция, как инструкция. 

Олег Смирнов:

Почему для родителей?

Анастасия Кряквина:

Потому что она для родителей, мы здесь немножко рассказываем родителю, зачем он этот набор приобрел, мы рассказываем, чему научится ребенок, что он сделает, что он узнает. Здесь он просто немножко, не погружаясь в процесс взаимодействия ребенка и нашего набора, поймет, что он узнает, что он изучит, что он потом может у своего ребенка спросить, проверить его знания, может быть. Мы здесь пишем про то, каким образом пользоваться нашим продуктом. 

Олег Смирнов:

То есть то, что скачать. Все-таки там приложение какое-то есть. Просто андроид у Вас вижу. 

Анастасия Кряквина:

У нас нет своего приложения, есть через QR-коды ссылки. 

Олег Смирнов:

То есть это просто ссылка, понятно. Приложение думаете делать?

Наталья Симоненко:

Думаем делать. 

Олег Смирнов:

Что хотите туда привнести, что хотите поставить?

Наталья Симоненко:

Мы хотим, во-первых, развивать то, что уже сейчас делаем, то есть делаем тесты, делаем мини-игры для детей, и, возможно, этот контент в какой-то момент сможет быть самостоятельным, то есть какая-то часть детей...

Олег Смирнов:

Подписка на приложение. 

Наталья Симоненко:

Подписка на контент в приложении, когда ребенок может играть или знакомиться с профессиями только онлайн. 

Олег Смирнов:

Без покупки коробочки. 

Наталья Симоненко:

Без покупки коробочки, то есть коробочка становится вершиной такого айсберга и таким лакшери продуктом. Он достаточно дорогой все-таки продукт. 

Олег Смирнов:

Игрушки, в общем-то, сейчас недешевые, по-моему, нормальный ценовой сегмент. То же Lego, а здесь все живое, не из кубиков. 

Наталья Симоненко:

Да, тем не менее, здорово, что дети играют и работают с физическим продуктом, но очень хочется, чтобы хороший контент был доступен вообще для самого большого количества числа людей. Было бы здорово, если у нас получится. 

Олег Смирнов:

А почему Вы сомнения испытываете?

Наталья Симоненко:

Мы сейчас очень много думаем, очень много исследуем. То есть если мы коробочки стали делать достаточно оппортунистически, просто начали пробовать. 

Олег Смирнов:

Взяли и сделали. 

Наталья Симоненко:

Взяли и сделали, да, то здесь мы как-то очень осторожно подходим, анализируем, что будет востребовано родителями, педагогами, детьми. Тут получается очень сложная модель. Детям должно быть интересно, то есть это должен быть реально хороший Gameplay и большая вовлеченность. Мы конкурируем со всеми прочими приложениями, играми на телефоне. Родители должны видеть в этом образовательную ценность. Было бы здорово, если бы мы могли работать со школами, с педагогами. 

Детям должно быть интересно, то есть это должен быть реально хороший Gameplay и большая вовлеченность. Мы конкурируем со всеми прочими приложениями, играми на телефоне. Родители должны видеть в этом образовательную ценность.

Олег Смирнов:

Что говорят педагоги? Как они отнеслись со стороны именно профессионалов, сообщества? И много ли Вы тестировали? 

Наталья Симоненко:

Мы тоже сейчас только начинаем подходить к этому сегменту, понимая, что он колоссально сложный, то есть очень осторожно. Мы сейчас набираем базу пользователей и фидбэка от детей и родителей для того, чтобы понимать, как это показывать педагогам. Мы уже сейчас видим, что у нас покупают преподаватели для того, чтобы протестировать и, возможно, брать для своих классов. 

Анастасия Кряквина:

Возможно, затем представить своему родительскому комитету, что мы с таким продуктом хотим работать с вашими детьми. Но это совершенно не от нас. 

Олег Смирнов:

Это начальная школа или это детский сад, кто это?

Анастасия Кряквина:

Нет, это начальная школа или средняя. 

Олег Смирнов:

Начальная и даже средняя. 

Анастасия Кряквина:

Ну, кто обращался. Мы не особо активно это направление еще трогали, развивали. Мы много с учителями пообщались, но те, кто спрашивает, и те, кто обращается к нам, из такого…

Олег Смирнов:

То есть они проявляют интерес, они готовы закупать?

Анастасия Кряквина:

Да, то есть это они к нам сами пришли, говорят: «А давайте-ка мы попробуем, что это такое». 

Олег Смирнов:

Прикольно так, достаточно интересно. 

Наталья Симоненко:

Интересно, что мы начали работать с детскими центрами, и мы слышим на рынке, что, в общем, все устали от химических опытов, особенно если имеется площадка. 

Олег Смирнов:

Да, кинетический песок, химические опыты. 

Наталья Симоненко:

Если имеется площадка, которую нужно монетизировать, то бизнесы находятся в поиске новых форматов и нового контента. То есть детские центры, детские сады, в т.ч. приходят к нам с тем, что мы иссякли, у нас нет новых идей, нет нового контента, это кажется интересным. Так называемая профориентация, хотя мы не называем это профориентацией, но постоянно сейчас возрастной ценз снижается, людям интересно, что будет дальше, чем будут заниматься люди, и это вызывает большой интерес. 

Олег Смирнов:

Ну, вот чем будут люди заниматься дальше, это же вообще последние два месяца витает, плюс новые профессии, уход в цифру и прочие все истории. Это и для взрослых, в общем-то, тоже интересная тема. Смотрите, про биоруку и про мелких роботов – это как раз профессии будущего. Что у Вас там заготовлено?

Наталья Симоненко:

Мы много думаем про профессии будущего, и вот этот вопрос, актуально ли то, что мы делаем сейчас для того, каким будет мир через 10 лет. Мы так об этом думаем, что мы точно не знаем, как действительно будут выглядеть профессии, чем в действительности мы будем заниматься через 10-15 лет, но, скорее всего, мы будем работать рядом с технологиями, рядом с роботом, мы будем использовать искусственный интеллект. И детям будет здорово быть на «ты» с технологиями. То есть программирование, как второй английский язык.

Скорее всего, мы будем работать рядом с технологиями, рядом с роботом, мы будем использовать искусственный интеллект. И детям будет здорово быть на «ты» с технологиями.

Олег Смирнов:

А как программирование в коробочку запаковать? 

Наталья Симоненко:

Допустим, мой сын уже третий год получает коробочки по программированию. 

Олег Смирнов:

Да? А что там внутри? 

Наталья Симоненко:

Есть разные подходы. Для маленьких детей это кубики с командами, для детей постарше в нашем случае это просто карточки с кодом, которые он перепечатывает в своем аккаунте в интернете и делает таким образом игры или приложения, или какие-то простые программы, может этот код менять с помощью разных команд или объекты менять. Конечно, коробочка в данном случае – это такой вау-фактор: мне пришла коробочка, там новые карточки, в этот раз на тему спорта, и мы делаем игры на тему спорта. 

Олег Смирнов:

Класс. 

Наталья Симоненко:

То есть можно. У нас очень много идей и мыслей на тему так называемых навыков будущего. Мы, конечно, думаем про различные наборы и профессии в области технологий, возможно, это будет что-то, связанное с Arduino или подобными вещами. Но я думаю, что мы туда точно пойдем. 

Олег Смирнов:

Туда прямо, мне кажется, надо идти, это очень даже интересная штука. А «Врача» будете как-то развивать, мне просто интересно? Что-то будет еще новое? «Врачи-2»? Сейчас есть маленькая версия врача, есть большая версия врача, что-нибудь прогнозируете, менять что-нибудь, МРТ маленькое положить? 

Наталья Симоненко:

Мы сейчас хотим немножко углубиться в два направления: научные виды деятельности и технологические. То есть сейчас очень много профессий становятся междисциплинарными. Мы говорим про биолога или про генетика, здесь тоже очень много про медицину.

Наталья Симоненко:

Вот мы думаем про набор в области генетики, в области микробиологии, то есть это какие-то очень смежные вещи. Конкретно про врача второго пока мы не думали. Ему всего несколько месяцев. 

Олег Смирнов:

Так, то есть еще не наигрались сами. 

Наталья Симоненко:

Он популярный набор, который получает прекрасные отзывы, пока время собирать, анализировать и смотреть, что дальше. А вот «Врач-2», я думаю, немножко еще подождет своего часа. 

Олег Смирнов:

У меня тоже ребенок растет и игрался. То, что было доступно, это были, по-моему, наборы фокусника, вот они были всегда. Я не знаю, по-моему, даже в нашем детстве еще было. И, в принципе, больше не было. Вы туда не собираетесь, в такой oldschool? 

Наталья Симоненко:

Наши опросы и собственные исследования показывают, что есть большой интерес к таким вещам, как аниматор, то есть анимация, я имею в виду мультипликация, или детектив, или что у нас еще было такого. 

Анастасия Кряквина:

Дизайнер. 

Наталья Симоненко:

Ну, дизайнер – это больше, может быть, к таким современным, дизайнер, архитектор. Строитель, например. 

Олег Смирнов:

Строитель, мастерок или что там? 

Анастасия Кряквина:

Космонавт. 

Олег Смирнов:

Космонавт, прекрасно. Это шлем настоящий. 

Наталья Симоненко:

Поэтому они есть в пайплайне, но не в самом ближайшем. Нам очень интересно подумать. 

Олег Смирнов:

У Вас прямо по-взрослому, пайплайн, проекты, то есть все 5 человек по эджайлу работают. 

Наталья Симоненко:

Ну да. 

Олег Смирнов:

Нет, вообще, очень здоровский проект, мне очень нравится, прям сижу, с удовольствием слушаю. 

Наталья Симоненко:

Спасибо. 

Олег Смирнов:

Молодцы. Ну что, у нас, пожалуй, время подошло к концу. Было очень приятно Вас послушать. Желаю успеха, процветания. Спасибо зрителям, спасибо, девочки, всего хорошего. 

Наталья Симоненко:

Спасибо Вам.