Mobirise

Роботизированные платформы, телемедицина и умные технологии в восстановительной медицине

"Mediadoctor, передача "Медицинские гаджеты"

15 сентбряя 2017г. Надежда Гулько, Основатель многопрофильной клиники "Центр Немецкой реабилитации "Самсон"

Олег Смирнов:
Добрый вечер. В эфире MediaDoctor, программа "Медицинские гаджеты". У меня в гостях Надежда Гулько, основатель, клиники с очень большим набором услуг. Надежда, как Вам удалось такое создать? Я так понимаю, что не первый год работаете. Очень много оборудования у Вас в клинике интересного, вы используете виртуальную реальность в реабилитации и все новейшие технологии. Как вы шли, что создавали, и было ли это случайностью или это плановый был такой заход?

Надежда Гулько:
Ну, с возрастом, наверное, понимаешь, что в этой жизни ничего случайного не происходит, и наш случай к счастью, наверное, не исключение. Наша группа компаний занимается уже много лет профессионально медицинским оборудованием, продажей, сервисом, гарантийным и пост гарантийным обслуживанием. И, наверное, уже лет 5-6 назад мы пришли к выводу, что просто являться дилером или дистрибьютором медицинского оборудования не очень интересно, поскольку конкурентов очень много, рынок перенасыщен и, в общем-то, нужно создавать что-то свое. До производства мы пока не доросли, хотя уже, можно сказать, подошли вплотную. Мы стали искать на рынке интересные бренды, которые присутствуют в России, опыт, накопленный к тому времени, нам уже позволял, будем говорить так, производить свою экспертную оценку того или иного оборудования, и мы с акцентировали свое внимание на оборудование реабилитационном. Почему? Потому что после многих проведенных и завершенных программ в России по модернизации, здравоохранения я имею в виду, ну, и многих-многих прочих. Оборудования в России очень много, доктора на нем более или менее научились на нем работать, и одно до сих пор неохваченных звеньев, огромный объем, это звено реабилитации. Вот. Мы на сегодняшний день являемся, наша группа компаний Инфа Медикал, эксклюзивным дистрибьютором на территории России многих европейских брендов. Один из них, Вы как раз обратили на него внимания, я так поняла, это бренд TECNOBODY, это итальянская компания, производящая широкий спектр реабилитационного оборудования, это роботизированная система с биологически-обратной связью, стабилометрия, это беговые дорожки с разгрузкой на малоподвижных пациентов и так далее. Далее мы дополнили спектр оборудования эксклюзивного физиотерапии, что естественно так же немаловажно при реабилитации, ну, и так далее. И в какой-то момент, на самом деле, не так давно, наверное, год с небольшим назад, мы задумались над созданием собственной клиники. Почему? Потому что одно дело просто продавать оборудование, эксклюзивно его представлять, проводить обучающие семинары, поддерживать, но совсем другая история, если у тебя есть собственный и клинический цент, куда можно привести любого специалиста профессионала, показать, как это работает, обучить. Ну, и, в общем-то, наверное, это один из дополнительных мотивационных факторов для врача профессионала, когда он выбирает, делает свой выбор в пользу того или иного оборудования. И мы решили создать свой центр, Центр немецкой реабилитации. Почему немецкой, потому что, ну, примерно, в процентном соотношение восемь из десяти брендов, которые мы представляем в России, это немецкие бренды. У нас огромное количество партнеров в Германии, с которыми сотрудничаем, это и врачи-реабилитологи, спортивные врачи физиотерапевты, хирурги, которых мы приглашаем сейчас в нашу клинику для проведения самых, наверное, сложных операций, артроскопии и так далее. Вот, поэтому такое название. В нашей клинике представлено, практически, то, что касается реабилитации, только то оборудование, которое мы представляем эксклюзивно в России.

Олег Смирнов:
То есть, все, что у вас стоит, это все эксклюзив, то есть, по сути, это такой большой шоу-рум.

Надежда Гулько:
Это бизнес единица, да.

Олег Смирнов:
Да, но при этом можно все опробовать, и можно пройти реабилитацию.

Надежда Гулько:
Можно попробовать, конечно.

Олег Смирнов:
Как много приходит пациентов? С закупками все понятно, это для чего, а вот именно пациентов. В принципе, реабилитационная медицина она как-то присутствует,  на уровне электрофореза в массовом сознании. 

Надежда Гулько:
Да, действительно, Вы правильно говорите, к сожалению, к большому сожалению, у российского обывателя, ну, и собственно говоря, у нашего пациента, нет культуры реабилитации, ее как нет в полноценном объеме, в том, в котором присутствует везде в мире у специалистов, так, собственно говоря, и у пациентов. Что это значит? Человек перенес инсульт, человек, не дай бог, перенес инфаркт, он, соответственно, некоторое время, максимально сейчас короткое, проводит в стационаре, затем его выписывают, ну, и, собственно говоря, на этом его лечение заканчивается. Пациенту предлагается пойти в поликлинику и каким-то образом продолжить свое лечение, он приходит, значит, отсиживает очередь для того, чтобы узнать, что еще можно сделать. Ему рассказывают, что ты можешь пройти физиотерапию месяца через полтора, потому что очередь, ну, это еще как-то. И он, естественно, разворачивается и уходит. Наша концепция центра основана таким образом, что мы замыкаем, если можно так выразиться, все три этапа реабилитации, начиная от самого раннего этапа и мобилизационного, то есть, когда пациент только выписался из клиники, это буквально первый второй день нахождения его дома. Поэтому мы реализовали такую услугу как стационар на дому, бригада врачей, включая невролога, медицинскую сестру, мануального терапевта, физиотерапевта выезжает на дом. Ну, сначала, естественно, получаются все медицинские данные, которые пациент имеет, либо уточняется, либо каким-то образом дифференцируется диагноз, и делаются назначения. В течение первого этапа, это примерно 10-12 посещений, бригада ездит к пациенту на дом. То есть, у нас есть линейка мобильного оборудования, которое мы привозим домой, оставляем у пациента и лечим его, буквально через день, с периодичностью один, два раза, максимум три раза в неделю, чтобы не перегружать. Когда пациент может уже сам, на своих ногах прийти к нам в клинику, мы продолжаем уже активный этап реабилитации, он приходит к нам в клинику, он начинает заниматься на тех самых роботизированных системах, вот, проходит более активные тренировки и курс ЛФК, ну, и, собственно говоря, после этого мы рекомендуем и, естественно, ни коем образом не настаиваем на медицинском фитнесе, который так же в нашей клинике представлен. Это и силовые тренажеры для укрепления мышц организма, но, естественно, с медицинским подтекстом, так чтобы не навредить, а только, будем говорить так, оздоровить еще больше пациента.

Олег Смирнов:
Современное роботизированное оборудование, с диагностическим более менее понятно. Есть достаточно серьезные технологии, где-то уже и искусственный интеллект начинают применять для диагностики. Большинство систем имеют хорошую обратную связь, имеют радиомодули для обратной связи с компьютерной техникой. Оборудование для реабилитации насколько оно роботизировано, насколько там присутствуют IT-компоненты, насколько это все управляется, ну, скажем так, вычислительными машинами, без участия человека?

Надежда Гулько:
Я поняла. Безусловно, это сфера оборудования, она не столь, будем говорить, совершенна, не столь реализована технически, насколько продвинута, в этом смысле, фактически все линейки диагностического оборудования на сегодняшний день. То есть, насколько вперед, на несколько шагов, там на десять, двадцать шагов, убежали производители компьютерных томографов, магниторезонансных томографом, ультразвуков, вот, настолько же, наверное, ну, если так можно выразиться, подтормаживают производители реабилитационного оборудования, потому что, ну, область она, во-первых, мало изучена, второе, ну, и мы для себя это трактуем таким образом, что область реабилитации, она подстраивается под те тенденции мировые, которые на сегодня в той или мере все больше и больше проявляются. Молодеет инсульт, молодеет, к сожалению, инфаркт, в принципе, все неврологические заболевания стали, там 30+, да, пациенты. У нас сегодня в клинике был пациент после стентирования, 23 года, мальчик можно сказать, да, там.

Олег Смирнов: Да, да.

Надежда Гулько:
Чуть-чуть, и он бы годился мне в сыновья, поэтому, ну, что тут говорить. И вторая естественно история, это реабилитация, которая развивается в профессиональном спорте. Спорт стал, ну, больше бизнесом, чем спортом, к сожалению, и организм спортсменов требует все больше и больше реабилитации быстрой, качественной, но и в то же время пациент молодеет, поэтому к нам приходят молодые люди, там, спортсмены...

Олег Смирнов:
Вообще, область спортивной медицины, она тоже как-то стоит стороной, и весьма специфична. На бытовом уровне есть тренажеры плюс пульсометр какой-нибудь, присутствуют достаточно доступные цены. Условно, за 100-150 тысяч рублей можно купить хороший спортивный комплект, но наверное, это все не про лечение. А что предлагаете вы?

Надежда Гулько:
Пульсометры. Ну, все-таки, наша компания, группа компаний, включая клинику, мы, конечно, не специализируемся на бытовых медицинских приборах и аппаратах, это, все-таки, немножко область такая в быт, вот мы больше в профессиональную медицину, в профессиональный спорт. Один из самых интересных приборов, представленных, в том числе в нашей клинике сегодня, если будет возможность, я бы его с большим удовольствием показала, это лаборатория биомеханики, это огромная, огромная лаборатория, она занимает весь кабинет в нашей клинике, называется Изомед-2000. Это немецкий аппарат, это полностью, значит, полностью роботизированная система биомеханики, которая позволяет дать объективную оценку всем возможным и невозможным тоже параметрам спортсмена, как до физической нагрузки и после физической нагрузки, до курса реабилитации, во время курса реабилитации и после, фиксация и углов сгибания разгибания, и мышечной массы, и вектора движения, и крутящего момента, ну, собственно говоря, переходя от физических терминов, можно собственно уже догадаться, что речь идет фактически о всех сферах спорта. То есть, если нужно объективно оценить стоимость футболиста, лучше всего его посадить на эту лабораторию, что, собственно, и делается во всем мире сейчас на Изомед, и все станет понятно. Это не директор этого футболиста, да, который придет и скажет, да, вот он стоит столько, мы можем сказать, сколько он стоит, на что он способен, видим его предел тренировок, можем увидеть и посчитать его предел физической активности, в принципе, его предел как спортсмена.
Эта вещь уникальна. Она установлена, ну, естественно, нашей компанией в Олимпийском комитете, при, значит, при подготовке к Олимпиаде в Сочи мы ставили этот аппарат, он стоит, собственно говоря, там до сих пор. Вот, а так же помимо диагностики этот аппарат позволяет проводить физические тренировки спортсмена во время курса реабилитации, то есть менять нагрузки, менять нагрузочные параметры и смотреть на обратную связь, так же биологически активная связь, естественно, реализована в этом комплексе.

Олег Смирнов:
То есть, это не тренер, а это уже непосредственно некая программа, которая отслеживает все. При этом у вас существуют еще и  классические методы реабилитации,  массаж, иглоукалывание. Как это уживается вместе с роботизированными системами?

Надежда Гулько:
Это уживается в комплексе, да, потому что, ну, наверное, это отчасти и маркетинговый ход, потому что если человек побоится по какой-то причине, только ему понятной, на реабилитацию, где только роботизированные системы, то нужно всегда иметь в запасе что-то, что его не испугает, что ему будет просто, понятно и, по крайней мере, привычно. Но вот тогда, значит, вступают в бой для него кажущиеся более традиционные методы. Вот. В принципе, в нашей клинике реализовано, как мы обычно говорим, три столпа российской, вернее еще советской школы реабилитации - мячик, палка, шведская стенка, то есть, это тоже есть.
И многие пациенты на это смотрят с каким-то благоговением и с опаской смотрят на роботизированные системы, но к концу курса, слава богу, все нормально.

Олег Смирнов: Но эффективность то выше у роботизированных систем?

Надежда Гулько: Абсолютно, конечно.

Олег Смирнов:
Технологии на месте не стоят. Давайте вернемся к виртуальной реальности. Как она работает в восстановительной медицине, что это такое, что она делает именно?

Надежда Гулько:
Эта идея возникла не так давно, у нас, у моих коллег в том числе, наверное, где-то в мае мы пришли к выводу о том, что нужно создавать, это возвращаясь на несколько вопросов Ваших назад, нужно создавать что-то свое. Мне как инженеру разработчику все-таки нужно что-то создавать, что-то творить, поскольку уж не специальность, не судьба, как бы, не дала мне возможность лечить людей в прямом смысле, вот, поэтому мы пришли к выводу, что нужно делать какой-то уникальный продукт. Естественно, напрашивающееся решение, это решение в области виаро, виртуальной реальности, потому что это тренд, да, потому что это огромное непаханое поле и, собственно говоря, как следствие непаханый объем рынка в этом направление, Вы, наверное, тоже видите, что очень много компаний, примерно мы смотрели статистику, 400 новых компаний в год появляется на рынке виртуальной реальности. Конечно, большая часть этих компаний это те, которые занимаются созданием игр и все, что с этим связано. Мы решили объединить наши методы реабилитации, которые реализуются в клинике на сегодняшний день, на наших роботизированных системах с виртуальной реальностью, и мы создали свой софт, вот 10 октября у меня запускаются клинические исследования этого комплекса. Значит, который состоит из, мы используем шлем виртуальной реальности HTC VIVE, ну, он, наверное, самый сейчас хорошо представленный, с точки зрения приложений, созданных под него, и адаптированный под те нужды, которые, и под те вопросы, которые перед нами стоят. Мы используем специальный костюм с 32-мя датчиками, который надевается на пациента для того, чтобы он видел себя в виртуальном пространстве, куда мы его помещаем. Мы разработали на сегодняшний день, пока не много, но четыре виртуальных пространства, в зависимости от группы пациента. То есть пожилые, там 60+, пожилые пациенты могут, хотя это, собственно говоря, опция, и вы можете выбрать, ну, пожилые пациенты чаще всего погружаются в пространство более им понятное, это просто, там, какая-то природа, трава, дерево, бабочки, значит. Спортсмены любят заниматься в зале спортивном, либо каком-то таком футуристическом, на космическом корабле, там с классной графикой. Детям больным с ДЦП, мы работаем с детишками с аутизмом, им нравится тоже что-то связанное с космосом, либо просто с игрушками, это огромные кубики лего, которые они собирают, вот, ну, и так далее. И есть виртуальный доктор, который появляется перед вами, здоровается, представляется, значит, и показывает какие упражнения вам нужно выполнять. Вы видите себя в этом костюме, вы видите свои руки, вы видите свои ноги, мы можем сделать вас зайчиком пушистым, можем сделать вас роботом, это тоже опционально. И, собственно говоря, вы выполняете тот комплекс упражнений, который доктор виртуальный вам демонстрирует. Если выполняете правильно, то руки-ноги подсвечиваются зеленым светом, и там правильный звуковой сигнал о том, что все нормально. Если кардинально неправильно - красным, ну, если там, на грани - каким-то желтеньким светом. Значит, естественно, мы делаем это в виде игр, потому что, чтобы дополнительно мотивировать пациента, чтобы ему не надоело просто так сгибать и разгибать руку, там, на разработку, например, локтевого сустава или плечевого. Мы это сделали в виде стрельбы из лука. Второй у нас комплекс упражнений это стена для скалолазания, когда вы должны в течение 10-15 минут лезть по скале, соответственно, разрабатывая плечевой сустав. Футбол, когда к вам летят мячики, вы должны больной ногой отбивать эти мячи, либо упражнения на разработку торса, это отклонения там, вправо-влево, вперед-назад, когда в вас летят там какие-то предметы.

Олег Смирнов:
Почему на костюме 32 датчика? Для чего это, что это дает?

Надежда Гулько:
Это необходимо и достаточно на сегодняшний день, хотя может быть завтра этого уже будет не достаточно, количество датчиков, для того чтобы максимально детализировать все движения пациента, которые он совершает в реальности и перенести их в виртуальную реальность. Это перчатки - на каждом пальчике по датчику, соответственно, их уже десять, и все основные суставы человека.
Это и диагностика, и самое главное это трекинг, он, естественно, копится, и врач, который фиксирует эту всю процедуру, он видит динамику, то есть мы видим, например, угол сгибания-разгибания в начале тренировки, в середине и в конце. Мы по результату после каждой тренировки видим прогресс, или, не дай бог, регресс. То есть, например, в начале тренировки угол сгибания был 49 градусов, в конце тренировки 52, явный прогресс. А дальше тренировки, результаты тренировок сравниваются между собой, первая, там, пятая, десятая, пятнадцатая.

Олег Смирнов: Это для спортсменов?

Надежда Гулько:
Ну, мы и начали это делать для спортсменов, поэтому, наверное, мы начали с травмы. Потому что вот тот первый комплекс упражнений, который разработан на сегодняшний день, и который уходит в клинические испытания, вот с 10-го числа как я сказала, он разработан и совместно при участии спортсменов, то есть они нам подавали какие-то идеи, мы работали с тренерами. У нас в клинике зам. отделения реабилитации известный доктор, спортивный доктор Александр Эдуардович Ердашвили, это спортивный врач "Динамо". Поэтому, в том числе, его экспертная оценка в формировании комплекса упражнений для нас была очень важна. Следующий этап - это упражнения для пациентов с неврологическими нарушениями, там чуть сложнее, там включатся в работу электростимуляция мозга, которая так же должна интегрироваться в этот комплекс и миостисмуляция, для того, чтобы, ну, если нога не разгибается, то мы ее будем разгибать...

Олег Смирнов:
Пациенты среднего возраста, которые длительное время не имели, скажем, так, нагрузки, ринулись в спорт, много среди ваших пациентов? Модное явление, фитнес, и многие получают травмы.

Надежда Гулько:
Очень много. Ну, это бич сегодняшнего времени. Действительно, ведь нам внушают со всех сторон, что если ты менеджер среднего звена, и большее количество своего рабочего времени проводишь в сидячем положение, там, в каком-то неправильном положение, перед компьютером и так далее, то у тебя есть соответствующие проблемы с весом, с обменом веществ, там пятое-десятое. Единственное решение правильное, как кажется, врачам, которые, ну, не только врачам, в принципе, это тот поток информации, который льется на обывателя, это диета, которая зачастую выполняется совершенно не правильно, либо рекомендации, которые даются, они не могут быть одинаковые для всех. Это всегда, будем говорить, такая очень, ну, тонкая настройка каждого организма человека, и плюс физическая активность. Поэтому, наверное, человек после отпуска, еще как-то, видит, что он набрал определенное количество килограммов, первое, что он делает, он бежит в зал. Ему кажется, если он сразу начнет заниматься очень много и очень активно, то он быстро придет к результату. Ну, вот они, собственно говоря, к нам и приходят, с надорванными связками, с вывихами, что очень часто бывает, ну и с остальными проблемами.

Олег Смирнов:
Вы говорили, что достаточно долго занимались и продолжаете заниматься, продажей оборудования. Перед Вами на столе я вижу один из образцов  расскажите, что это такое.

Надежда Гулько:
Да, я с удовольствием расскажу, это  бытовой приборчик корейского производства, называется он Morning Bang, собственно, что означает, по названию, вернее, можно понять, что он означает, это маленький браслет для женщин, для борьбы с проявлением токсикоза, вот. С технической точки зрения это достаточно компактный электростимулятор, который расположен на обратной стороне, вот. И, соответственно, при использовании специального геля, который здесь идет в комплекте, браслет надевается на руку пациентки, вот этими двумя пластинами, прилегая к латеральному нерву. И, собственно говоря, те импульсы, которые прибор излучает, это физиотерапевтический прибор, он зарегистрирован как физиотерапевтический приборчик в Корее.

Олег Смирнов:
То есть, это мед изделие?

Надежда Гулько:
Это медицинское изделие, абсолютно. Причем, что интересно, когда я была в Сеуле, в декабре, и подписывала договор на эксклюзив на территории России на этот прибор, я, с удивлением для себя, узнала, что они сумели его прописать в их, так называемую, ОМС. То есть, любая женщина, которая констатирует беременность, врач, вернее, констатирует, становится на учет, получает бесплатно такие часики, если их можно так назвать, для комфортного протекания беременности.

Олег Смирнов:
Вы их привезли и сейчас на регистрации они.

Надежда Гулько:
Да мы их отдали их на регистрацию, мы их завезли первую партию в Россию. Это достаточно интересная компания, кстати говоря, Пиамед, корейская, которая их производит. Для интереса покажу Вам, ну, тут много чего они делают, и все, собственно говоря, да, вот, ну, вокруг до около. Чего мы ждем? Мы ждем эту новинку, это смарт часы, что сейчас модно, да, но те, которые совместят в себе все, уже нам ставшие привычными, параметры, с пульсоксиметрией, с измерением артериального давления, измерение температуры, трекинга, местонахождения.

Олег Смирнов:
Вот, артериальное давление очень надо.

Надежда Гулько:
Оно всем сейчас нужно. И плюс вот этот вот, значит, модуль физиотерапевтический, причем здесь уже, естественно, спектр пациентов, он становиться шире. То есть, это не только скрининг каких-то параметров, это и воздействие на организм человека, физиотерапевтическое, то есть, это лечение, вернее, избавление от симптомов токсикоза, если это женщина, это устранение либо облегчение симптомов при химиотерапии онкобольных, это тоже, кстати говоря, в Корее это используется очень широко в рамках ОМС корейского, корейской системы страхования. Вот. И собственно говоря, даже похмельный синдром у мужчин.

Олег Смирнов:
Полезная вещь.

Надежда Гулько: Наверное, это будет полезно.

Олег Смирнов:
Вы же сталкивались с сертификацией в России, насколько сложно получать для Вас.

Надежда Гулько: Очень сложно. Я этим занимаюсь 16 лет, не сертификацией, я имею виду. Подачей заявлений и так далее, получение регистрационных удостоверений. Но мы уже, если мы ввязываемся в эту историю, то мы для себя понимаем, что это минимум год, то есть, мы год теряем на продажах, мы год теряем, с точки зрения, какого-то бизнеса в этом направление, поэтому, даже подписывая какие-то контракты с производителем, мы сразу это оговариваем. Вы не ждите от нас продаж в этот год, их физически не может быть, мы не сможем.

Олег Смирнов: Не было соблазнов в бытовые уйти приборы?

Надежда Гулько:
Но мы же уже на грани, вы же видите. Но тут соблазн, соблазн он знаете в чем, с точки зрения, такого ежедневного кешлоу, да, потому что один вариант продать или там оснастить клинику под ключ, этот проект длится год, но ты работаешь каждый день, а деньги видишь в конце года, другое дело, ты каждый день что-то по чуть-чуть, как, например, такие вещи продаешь. Ну, конечно, да, это интересно.

Олег Смирнов: Нет, это очень интересно, когда такие направления,  выходят на  массовый рынок. К сожалению, у нас заканчивается время, спасибо Вам огромное, было очень интересно поговорить.

Надежда Гулько: Вам спасибо большое, что позвали
Олег Смирнов: Зовите в гости, обязательно посещу вашу клинику.
Надежда Гулько: Приходите.
Олег Смирнов: Спасибо. Всего доброго.