+7(495)103-45-86
Звонок в поддержку с 9:00 до 21:00

Итоги CES 2019

"Mediadoctor, передача "Медицинские гаджеты"

Прямой эфир от 31 января 2019 года




Олег Смирнов:

Добрый вечер! В эфире Mediametrics, программа «Медицинские гаджеты». Сегодня мы говорим про то, какие новости на рынке устройств и гаджетов. В гостях в студии ребята, которые побывали на крупнейшей выставке CES в Лос-Анджелесе. Итак, Максим Песин, «Кнопка жизни». 

Максим Песин:

Добрый день. 

Олег Смирнов:

И Игорь Шадеркин, институт имени Сеченова. 

Игорь Шадёркин:

Здравствуйте!

Олег Смирнов:

Как оно, побывать в Америке, в том самом центре, где жизнь кипит практически круглосуточно, где казино совмещено с выставочной деятельностью? 

Игорь Шадёркин:

Тяжело. 

Олег Смирнов:

Морально?

Игорь Шадёркин:

Да, в Вегасе была самая большая выставка потребительской электроники в мире. Она знаменует начало нового года и то, что компании, как обычно, стараются анонсировать что-то именно на этой выставке в начале нового года и в течение года уже развиваются вокруг своих продуктов. Я искушен разными выставками, и в Китае был, и во многих местах, меня все равно поразили размеры этого мероприятия. 4 дня мы бесконечно шли, и мне кажется, мы все не прошли. 

Олег Смирнов:

Сколько находил шагов?

Игорь Шадёркин:

В день, наверное, 25.000 точно нахаживал. 

Олег Смирнов:

Максим, Вы участвовали не просто как гость. 

Максим Песин:

В этом году мы участвовали вместе со стендом, участвовали именно как компания, которая представляет новые продукты. Мы представляли нашу новую продукцию – это умные часы для пожилых. Конечно, это был очень интересный опыт. Я должен сказать, что это большая и сложная задача – выставляться небольшой российской компании рядом с огромными брендами, которые занимают ведущие позиции в этой области в мире.

Поскольку это был наш первый опыт участия в выставке такого масштаба, то мы столкнулись с большим количеством новых интересных кейсов. Было очень сложно работать, потому что мы работали на английском языке. Конечно, для нас был вызов представить наш продукт для международной аудитории, поскольку мы давно работаем в России, но это был наш первый опыт за рубежом. 

Олег Смирнов:

С одной стороны, большинство российских стартапов в области гаджетов изначально нацеливаются на аудиторию западных рынков, пытаются получать FDA, пусть даже не западных, хотя бы на Индию, Пакистан. Вы все-таки целенаправленно работаете на российском рынке больше четырех лет.

Максим Песин:

Мы работаем с 2011 года и только в этом году приняли решение выйти на зарубежные рынки, и мы решили начать представлять наши продукты именно с выставки в Лас-Вегасе, потому что, как было замечено, это самое большое мероприятие подобного характера в мире. 

Олег Смирнов:

Впечатление, как встречали? Вы на российском стенде стояли?

Максим Песин:

Мы стояли на российском стенде, это стенд, организованный российским экспертным центром. Помимо нас на этом стенде было еще пять команд, и все представляли свои продукты. 

Олег Смирнов:

Promobot был с вами?

Максим Песин:

Promobot был рядом, но конкретно на нашем стенде еще находились команды совершенно разного профиля. Мы конкретно занимались умными гаджетами, были и другие предложения.

К выставке нужно как следует готовиться, заранее, конкуренция очень высокая, и посетителям всегда есть на что посмотреть. В целом я могу сказать, что никаких проблем с тем, что мы были российской компанией, не было. То есть если посетители видят, что продукт интересный, на флаг уже не смотрят, смотрят на продукт, задают вопросы по продукту. 

В первую очередь интересовало, насколько продукт инновационный, насколько он может быть коммерчески успешный. Для нас основной задачей было правильно представить продукт и получить по нему обратную связь. Конечно, нас очень интересовало найти новых партнеров за рубежом. 

Олег Смирнов:

По приезду визиточки разгребли?

Максим Песин:

В процессе, потому что это сотни визиток. Более того, сейчас мы активно списываемся с нашими потенциальными партнерами. 

Олег Смирнов:

Российские выставки, даже айтишные уже становятся достаточно формальными мероприятиями, где ходят потусить и больше посмотреть, как у тебя дела. И в здравоохранении то же самое, не первый год хожу на эту выставку. Достаточно формальное мероприятие, стоит определенных денег для тех, кто там делает инсталляцию. Остальные приходят посмотреть, потусоваться, пообщаться, кто куда переместился. Посетителей, которые пришли с каким-то интересом и посмотреть на что-то новое, все меньше и меньше. Что там?

Игорь Шадёркин:

Это мероприятие огромное. В отличие от азиатских, европейских выставок, это выставка, где присутствуют компании со всего мира. Огромное количество китайских, из Тайваня, из Европы, американские, весь мир практически был представлен. Поэтому в этом плане само по себе это здорово. И все равно люди туда едут, платят большие деньги, чтобы стать туда стендами. В Китае очень хорошо финансируют приезд туда китайских компаний. Поэтому заплатив такие деньги, конечно же, люди хотят найти партнеров, заход в другие страны, глобальных союзников. Поэтому здесь формального подхода нет. Немножко отвлекает ночная жизнь: казино, другие мероприятия, это само собой. Все-таки Вегас немножко расслабляет людей, но все равно я видел там деловой подход. И надо сказать, что все 4 дня мы постоянно шли, в последний день до закрытия мы последний раз вернулись, в огромном выставочном холле, и все сидели до последнего. 

Олег Смирнов:

То есть не как у нас, третий день – уже все собираются, стенды пустые, журнальчики оставили, сами куда-то свалили. 

Игорь Шадёркин:

Мы были на французских выставках, где твой не первый язык английский, им тяжело говорить обычно, и все равно они рассказывали в надежде получить какую-то от этого выгоду. Здесь нет формального подхода точно.

Максим Песин:

Важный момент, помимо выставки, где ты ходишь мимо павильонов и смотришь на новинки, идет большая конференц-программа. То есть очень многие старались успеть все: сходить на конференции, посмотреть новинки, послушать презентации. Для нашей команды, помимо работы на стенде и поиска новых партнеров, была вторая колоссальная задача – это посмотреть на новинки, куда движется технология, искать не только, кому продавать наш продукт, но и с кем можно посотрудничать. Большинство контактов, которые приходили на наш стенд, очень внимательно осмотрели, что мы предлагаем, и не тратили время на пустые разговоры. 

Олег Смирнов:

На конференции что освещали, в текстах какие были основные темы?

Игорь Шадёркин:

Я на конференциях не был. Мы шли по выставкам. Конференции – это большой момент, в принципе, то, о чем говорят, можно прочесть. А то, что выставлено на выставке, то, что представлено, это можно пощупать, поговорить непосредственно с теми людьми, которые занимаются производством или сбытом этих решений. Поэтому для меня лично интерес был второстепенный. Есть отдельные говорильные мероприятия, где приезжаешь и слушаешь. Опыт уже достаточно большой, и вот этот рассказ порой далек от того, что есть в реальной жизни. То есть говорят одно, приходишь, смотришь – то ли это прототип неработающий, то ли еще что-то. Мы постоянно отслеживаем, что в мире происходит.

Олег Смирнов:

Максим, все-таки по докладам что удалось?

Максим Песин:

Нас интересовали, в первую очередь, гаджеты для пожилых людей и фитнес-гаджеты. Была большая секция, посвященная этим девайсам. У них прямо был блок конференций, например, фитнес и спорт, дети и много других, которые нас уже не столь интересовали. Опять же, это были панели, на которых обсуждались тенденции в той или иной сфере, мы там с удовольствием отметили для себя, что устройства для пожилого человека – это сейчас тренд. Мир стареет, наша целевая аудитория 65 + сейчас находится в центре внимания всего мира. Мы это понимаем, и в России тоже это видим и развиваем. 

Устройства для пожилого человека – это сейчас тренд. Мир стареет, наша целевая аудитория 65 + сейчас находится в центре внимания всего мира.

Олег Смирнов:

В России эта проблематика тоже обозначена, увы, не молодеем, лекарство от старости как-то тяжело разрабатывается. 

Максим Песин:

Другое направление – это спорт и фитнес, очень много было представлено проектов именно в этой области. 

Олег Смирнов:

Носимые устройства или большие станки?

Максим Песин:

В первую очередь, носимые устройства. 

Олег Смирнов:

На наших фитнес выставках стоит только фитнес-оборудование. 

Максим Песин:

Фитнес-устройства были представлены очень широко, большие бренды представляли свои новые новинки. Например, очень большой интерес вызывала штанга, которая вела автоматический подсчет повторений с помощью IoT-технологий. Там очень много людей стояло вокруг боксерской груши, которая также учитывала количество ударов и помогала развивать другие характеристики боксера. Так что это, конечно, сейчас абсолютный тренд. 

Олег Смирнов:

Ты показывал гирю, которая сама вес регулирует. 

Игорь Шадёркин:

Гиря, которая регулирует вес. Ты выбираешь, какой вес тебе нужен, просто ее поднимаешь, и часть веса остается. Она как матрешка собирающаяся, только с открытым дном. Она тоже считает какие-то активности. 

Олег Смирнов:

Для людей 60 + фитнес должен быть достаточно щадящим. Были именно фитнес-гаджеты, то есть под штангу уже жестоко 60-летнего человека класть, да еще если он неподготовленный. Было ли что-то для этого возраста, которое выделялось из традиционных устройств?

Максим Песин:

Скажем прямо, что сейчас для людей 65 + основная боль, которую пытаются решить все производители, это безопасная жизнь. Понятно, что есть проблемы, 65-70 лет, человек остается дома один, за ним нужно ухаживать. 

Олег Смирнов:

Желательно, чтобы он не оставался дома один, а ходил гулять. 

Максим Песин:

Да и тема пансионатов в России идет тяжело, и во всем мире люди пожилые не хотят переезжать из дома. Поэтому продлить жизнь человека у себя дома – это задача очень важная. 

Олег Смирнов:

По устройству дома больше. 

Максим Песин:

Да. Безопасная жизнь пожилого человека дома, и проектов было очень много. Мы подходим к решению этой проблемы с помощью носимых гаджетов. Сейчас очень популярна тема как обустроить дом, чтобы человеку было безопасно, чтобы за ним был ненавязчивый контроль и мониторинг. Мы прямо видим, что этот рынок активно растет. Опять же, были девайсы в большом количестве, которые облегчали жизнь пожилого человека, например, это трость с GPS, которая позволяла отслеживать местоположение человека, как он перемещается. Очень много было медицинских устройств, направленных на то, чтобы решить проблемы пожилого человека, связанные с плохим самочувствием. 

Олег Смирнов:

Были регистрируемые или все-таки это велнесс и бытовые устройства? 

Максим Песин:

Практически все говорят о том, что это медицинское устройство, но в основном они еще не сертифицированные. Мы изучали стельки, которые оснащены набором датчиков. Умная одежда – это тоже новый тренд, он в этом году очень активно продвигался, то есть мы увидели очень много проектов, различных умных маек, как раз в этом году уже были не прототипы, а действующие майки, которые снимают ЭКГ. На мне майка, которая как раз снимает ЭКГ. 

Олег Смирнов:

Одноканальная?

Максим Песин:

Одноканальная, но есть модели двух- и трехканальные. Влажность, температуру измеряют, это уже готовые продукты, которые можно купить. 

Олег Смирнов:

Это уже не MVP. 

Максим Песин:

Нет, это уже не MVP, это уже абсолютно рабочий продукт, у меня есть приложение, в котором я могу следить. 

Олег Смирнов:

Русского языка нет, локализации нет. 

Максим Песин:

Мы как раз этим и занимаемся, то есть умная одежда будет нашим новым продуктом, который мы планируем запускать в этом году, и мы видим в нем большой рынок. Например, Puma заявила о том, что она делает кроссовки. Samsung делает тоже кроссовки, был представлен стартап, который финансируется Samsung, который делает умный ремень.

Тренд понятен, все, что прикасается с телом человека, может измерять, снимать какие-то данные. Это очки могут быть, мы видели замечательный французский стартап, который с помощью специального сенсора снимает количество морганий. На основании этого они определяли усталость человека, мы это называем в B2B секторе среди водителей. То есть человек начал моргать, это означает, что накопилась усталость, ему надо срочно остановиться, и они активно продвигают вот такой вид умной одежды.

Олег Смирнов:

Что ты увидел как представитель научного сообщества?

Игорь Шадёркин:

Я больше как врач смотрел, все-таки для меня такая тенденция, что традиционные производители бытовой электроники, бытового оборудования идут в медицинский сектор. Вот для меня это так выглядит. 

Олег Смирнов:

Они идут к сертификации? Что Garmin, что Polar в прошлом году заявляли, что никакой медицинской сертификации не будет. Все-таки переменилось это? 

Игорь Шадёркин:

В любом случае, это не надо расценивать, как сложность, получение медицинской сертификации. Это, скорее, конкурентное преимущество. Поэтому многие компании, у которых есть аналитика, привлеченные эксперты, врачи, ученые, рекомендуют получать медицинскую сертификацию. Классический пример – это как раз получение FDA часов от Apple Watch, это путь, который все равно надо будет пройти. 

Олег Смирнов:

Там же лайтовый FDA. 

Игорь Шадёркин:

В любом случае, это же путь, врачи могут использовать этот прибор, они могут его назначать, это очень хорошо. Под это потягивается и наука, они не могут откреститься, сказать: наш прибор – просто бытовой прибор. Раз ты заявляешься, как медицинский прибор, ты должен соответствовать этому. Ты должен мне дать такую начинку, соответствующие клинические исследования, качество прибора тоже подтягивается. Поэтому эта тенденция хорошая. 

Олег Смирнов:

Что из инновационного, то, что ты не видел никогда, поразило больше всего? 

Игорь Шадёркин:

Особо такого, чтобы прямо ахнул, я не видел. Повторюсь, я немножко искушен в этом плане, видел много. О трендах – это те решения, которые уже отработали в бытовом секторе, они идут в медицинский сектор. К примеру, много было представителей, это Google Assistant и от Амазона была Алекса. То есть это были голосовые управления какими-то системами, умным домом голосовое управление, машиной голосовое управление, какими-то приборами. Технология отработала, показала свою эффективность, ее начинают внедрять уже в сектор, близкий к системе здравоохранения. Больше не к health-care, а к health, к здоровому образу жизни.

Потом какие-то 3D-технологии, 3D-печать. Чем только не печатали, какими только материалами. Отрадно было видеть, что процентов 20-30 было позиционировано принтеров, которые помогают во врачебной, медицинской сфере, печатают какие-то суставы, протезы, органы, моделируют перед операцией то или иное состояние. То есть технология отработала свое, зарекомендовала себя и идет в медицинский сектор. Те же самые технологии навигации, допустим, 3D, тоже интересная тенденция. Она отработала в других секторах и пришла в медицинский сектор.

Олег Смирнов:

УЗИ

Игорь Шадёркин:

Я там 3D-навигацию не видел, но видели другие решения. Очень мощная экспертиза у того же Google, Facebook, у многих ребят, которые хорошо капитализированы, они хорошо стоят на ногах, они проверили эту технологию и начинают ее вводить в систему здравоохранения.

Вот классический пример, это глубокое машинное обучение, сверхточные нейронные сети, обладателями являются как раз айтишные компании, у них нет медицинской экспертизы, но они начинают объединяться с медицинским сектором, допустим, с экспертами, начинают обучать системы, которые распознают то или иное состояние. Для меня этo интересно. Плюс много систем было, которые отслеживают поведение человека. Есть разные камеры, но были обычные камеры, которые оценивали мой возраст.

Олег Смирнов:

Максим, что вы привезли туда показать? И второй вопрос –про голосовое управление. Я видел, у вас Алиса стояла. Меня это удивило. 

Максим Песин:

Голосовое управление – это уже не будущее, это уже настоящее. И огромный павильон Амазон Алекса, которой, к сожалению, в России нет, это доказывает 100 %. 

Голосовое управление – это уже не будущее, это уже настоящее.

Олег Смирнов:

Алиса только по-русски говорит? 

Максим Песин:

Да, на данном этапе мы сделали наше голосовое управление с Алисой от Яндекса. Если речь идет о детских устройствах, или если речь идет об устройствах для пожилых, могут получать информацию о своих близких с помощью голосового управления. 

Олег Смирнов:

Каким навыкам вы ее обучили? Мне просто тоже эта тема близка, я у Яндекса периодически в гостях бываю, они там рьяно агитируют разрабатывать навыки. 

Максим Песин:

На самом деле, замечательная штука. Сейчас у нас всего три навыка, но разработка только началась. Сейчас нам Алиса может рассказать о том, где находится человек, можно задать вопрос: «Алиса, где бабушка?» и она ответит, где бабушка находится. То же самое можно сделать, спросив: «Где находится дочка либо сын?» Можно отправить голосовое сообщение, то есть не наговаривать его, а именно отправить. 

Олег Смирнов:

Дать команду. 

Максим Песин:

Да, но самое интересное – это голосовое управление пожилыми людьми, и здесь это работает с двух сторон. Например, сын может узнать, какой пульс у бабушки, задав этот вопрос через Алису, и Алиса обратится к часам, которые на руке у бабушки, и сообщит, какой пульс. Или точно так же можно узнать, сколько шагов. Как мы себе видим, голосовое управление будет очень хорошо работать, когда это будет делать пожилой человек. Мы все прекрасно понимаем, что 65 + уже смартфон сложно изучить. 

Олег Смирнов:

Я тоже браслетами года три торгую. Был у меня дедушка шикарный 1938-го года рождения, он еще нам фору даст. 

Максим Песин:

Бывают приятные исключения, но все-таки в 65-70 лет тяжеловато идет обучение пользованию смартфонами. Когда у пожилого человека появляется колонка Алиса, то он может через нее получать необходимую ему информацию. Например, критическая ситуация, пожилой человек упал, не может подняться, но при этом он может позвать на помощь через Алису. И поскольку у нас есть свой собственный медицинский экстренный кол-центр, где сидят операторы, это составляющая нашего сервиса, то как мы себе это видим. Пожилой человек говорит: «Алиса, мне нужна помощь». Алиса связывается с нашим колл-центром, и уже оператор нашего колл-центра общается с пожилым человеком.

Олег Смирнов:

Через Алису или нет?

Максим Песин:

У нас в данном случае есть свои собственные устройства, для этого нам не нужна Алиса, но это одна из возможностей использования голосового помощника. Мы видим колоссальный потенциал в работе с пожилыми людьми. Поэтому сейчас начали это развивать, и мы представляли это русское решение в Лас-Вегасе, но все с интересом смотрели. 

Олег Смирнов:

А яндексоиды знали, что вы везете?

Максим Песин:

Да, конечно. 

Олег Смирнов:

Сами не поехали с вами?

Максим Песин:

Они представляли беспилотный автомобиль. Возвращаясь к тому, что мы представляли, у нас было два наших продукта: это умные часы для пожилых с датчиком падения, с измерением пульса и давления. Здесь еще есть голосовая связь и геолокация.

Олег Смирнов:

То есть GPS, PPG. 

Максим Песин:

Да, геолокация. 

Олег Смирнов:

Хороший набор в девайсе. 

Максим Песин:

Вот его как раз мы и планируем вывести на международный рынок. Наше второе направление – это умные часы для детишек, им мы занимаемся давно, нам тоже было интересно его продемонстрировать. 

Олег Смирнов:

По умным часам для взрослых более-менее понятно. А вот детский рынок, на мой взгляд, очень конкурентный, и представители Китая за 1000 руб. с АлиЭкспресса там тоже сидят, и на Амазоне сидят, и Таобао. Какой отклик был от аудитории?

Максим Песин:

Безусловно, конкуренция на рынке детских часов огромная. За несколько лет этот рынок вырос. 

Олег Смирнов:

Он мне абсолютно непонятный, кто покупает, зачем и насколько это долго. Но при этом я смотрю – что-то делается, что-то продается, как на дрожжах все растет. 

Максим Песин:

Из года в год, начиная с 2016г., эта категория умных часов для детей растет по 300-400 % по России. В мире, я думаю, происходит то же самое. Скажем так, мы видим, как растет конкуренция. Но не все рынки столь заточены на низкую цену. В европейских странах пожелание по качеству, цена важна, но вторична. Опять же, у нас там свой уникальный дизайн, которого у китайцев нет. Конечно, конкурировать сложно, это была наша первая попытка выхода на международный рынок, и сейчас мы обрабатываем визитки и смотрим, что из этого получится, и надеемся, что получится. Но я могу сказать, что детские часы не только китайских производителей продаются за рубежом, и в европейских странах, и у нас большой опыт по России. Мы думаем, что он будет полезен и пригодится при работе за границей. Скоро узнаем. 

Олег Смирнов:

Выставка китайская и выставка американская чем принципиально отличаются?

Игорь Шадёркин:

Несомненно, CES была интересна, для меня вообще была новость – увидеть на таком огромном мероприятии медицинские решения, прямо очень жесткие медицинские решения. УЗИ там даже были представлены, те же самые 3D-принтеры. Здесь огромное количество сбытового сектора представителей, которые занимаются производством, распространением этих приборов. Со всего мира были представители.

Олег Смирнов:

Качество устройств меня даже больше волнует. 

Игорь Шадёркин:

Качество тут неплохое, лучше, чем китайское, но сейчас все производственные процессы перенесены в Китай. А если взять, допустим, Тайвань, или Южную Корею, или Сингапур, они тоже где-то близки к тайваньскому менталитету.

Олег Смирнов:

Из Южной Кореи много было?

Игорь Шадёркин:

Были, очень много.

Олег Смирнов:

У них очень серьезно развивается. 

Игорь Шадёркин:

Да, они очень здоровские. Хотя в этот раз меня удивили европейцы. Надо сказать, был один огромный стенд французов. Я много нашел очень интересных решений, даже какие-то немножко сложные для понимания, все-таки французы специфичные. Но в целом было очень интересно. И ты можешь за несколько дней увидеть все.

Единственное, есть риски потерять. Вот такие очки, которые на моргание, я не увидел, а Максим увидел. Поэтому если хочется все понять, то надо туда ехать. Но это не выставка медицинского оборудования, это надо понимать. Если медицинского, то надо ехать на Medica, а здесь бытовой сектор. Но бытовой сектор большой частью представлен медицинскими решениями, на стыке велнесс, фитнес. 

Олег Смирнов:

Но велнесс у нас тоже становится модным, вроде все пытаются от ЗОЖ абстрагироваться в мягкое поддержание здоровья человека. И тут прямо хайповая тенденция намечается. Датчик что дает? Какое ощущение от ношения? Это же тоже велнесс, по большому счету. 

Максим Песин:

На данном этапе это велнесс, это не сертифицировано, но позволяет с большой точностью следить за тем, что происходит с твоим организмом. Сейчас мы тестируем эту продукцию и пытаемся найти применение умной одежде для того, чтобы вывести ее на российский рынок. На данный момент для нас это набор показателей, которые снимаются с тела. У нас сейчас очень много гипотез о том, как это может использоваться в тех или иных нишах. Естественно, это велнесс и спорт, потому что понятно, например, фитнес-браслет зачастую не дает нужную точность измерений. 

Олег Смирнов:

Именно в непрерывных занятиях, в динамичных упражнениях фитнес-браслет сильно проигрывает нагрудным датчикам. 

Максим Песин:

Конечно. Фитнес-браслеты не снимают ЭКГ. 

Олег Смирнов:

Контур надо замыкать все равно, просто так не снимет. 

Максим Песин:

Да, это умная одежда позволяет сделать. Причем точность будет другая. 

Олег Смирнов:

У всех в основном была проблема с креплениями, насколько я знаю. Пытались всячески размещать электроды и приходили к выводу, что достаточно неудобно. 

Максим Песин:

Честно скажу, нет. Я сейчас не испытываю никакого дискомфорта, и эти технологии очень быстро развиваются. То есть никакого дискомфорта нет. Более того, сейчас появляется умная ткань, в которой эти датчики являются частью ткани, и никакого дискомфорта не будет. Там есть вопросы о том, как стирать умную одежду, но сейчас эта проблема тоже решена. Скорее, я вижу проблему не в производстве самой умной одежды, а в том, как использовать полученные данные. Наша тема, например, пожилые люди. То есть мы сейчас с этой точки зрения смотрим на умную одежду, как она нам может помочь. Потом наша тема дети, нам тоже интересно понять, как можно использовать умную одежду для детей. То, что мы сейчас видим, и то, что сейчас очень популярно во всем мире, это анализ состояния человека на основе вариабельности сердечного ритма. 

Сейчас появляется умная ткань, в которой датчики являются частью ткани, и никакого дискомфорта не будет.

Олег Смирнов:

С вариабельностью очень много данных получается, можно вытащить, начиная от биологического возраста, жесткости сосудов и прочей истории.

Игорь Шадёркин:

Не скажите, я тут вмешаюсь, потому что мы эту тему прорабатываем, и с партнерами нашими мы работаем сейчас, продукт делаем с большой айтишной компанией.

Олег Смирнов:

Вопрос калибровки. 

Игорь Шадёркин:

Какой мой взгляд на проблему, как врача. Мы постоянно хотим, когда человек приходит к нам, обследовать с ног до головы, все органы и системы проверить. Это очень хорошо, когда мы работаем с больным человеком, хотим детализировать какую-то проблематику. Но человек всегда целен, у него есть мочевыводящая система, сердечная система, и они между собой все завязаны. Если мы длительно во времени наблюдаем за человеком, нам необязательно иметь все параметры организма, достаточно иметь несколько основных ключевых параметров. Это, как правило, самые лабильные параметры, которые быстро изменяются во времени, это показатели сердечно-сосудистой системы и нервной системы. То есть измерение ЭКГ и фотоплетизмографии, пульсовой волны, дают огромный поток полезной информации.

Вариабельность ритма – это интегральный, расчетный показатель, в который включены многие показатели. Нельзя поставить с помощью вариабельности ритма какой-то диагноз, допустим, изменения вариабельности. Но можно понять, в каком состоянии человек находится, есть ли отклонения от нормы. С точки зрения длительного мониторинга не надо ему делать каждый день УЗИ почек или анализ мочи, а следить за условно здоровым человеком, достаточно измерять всего несколько параметров. Вот тут ЭКГ очень перспективно, и фотоплетизмография перспективная. Это дает возможности оценить практически весь организм. И вариабельность, еще раз повторю, это производная вот этого процесса. 

Олег Смирнов:

Когда тебе звонит покупатель и говорит: «Как оценивать данные с этих браслетов, насколько они точны?» Это через одного вопрос. 

Игорь Шадёркин:

Самих железок очень много. Сервис надо продавать людям, объяснять. У «Кнопки жизни» есть наибольшая перспектива. Именно не как сама железка, хороший дизайн будет, но завтра выпустят Apple... 

Олег Смирнов:

Дизайн меняется каждые три месяца. 

Максим Песин:

Совершенно верно. А потом, кто-то хочет носить, кто-то не хочет другое носить, но здесь, пожалуй, сервис, именно анализ. Как старый известный анекдот: приходит пациент, бабушка пожилая, говорит: «Какие мои СОЭ?» (скорость оседания эритроцитов). Ей говорят: «15». Она развернулась, мы сидим, в ординаторской ждем. Заходит бабушка назад: «А что такое 15?» То есть вопросы интерпретации этих данных. Вот здесь сервисная составляющая, постоянно быть на связи, дать экспертизу. Конечно, когда будет развиваться интеллектуальная система, и чат боты, искусственный интеллект может что-то выучить. Но на первом этапе это, конечно же, сервис. И вот это ответ на твой вопрос, Олег. 

Олег Смирнов:

Для меня нет понимания, как лучше отдавать людям данные. Потому что, опять же, что такое 15. 

Максим Песин:

Мы заговорили об этих технологиях и об их аналитике. То есть сами по себе цифры обычный обыватель не понимает и не должен. Поэтому сейчас то, к чему мы идем, это анализ эффективности, усталости, качества сна, то есть это то, что сейчас уже практически все сервисы предлагают. Я честно скажу, я сам лично это на себе тестирую постоянно. Мне очень интересно понять, насколько можно с помощью подобных устройств определить работоспособность и эффективность человека. Сейчас мы над этим думаем, и если это получится, в моем представлении это будет крутой поворот в развитии технологий и повышение эффективности и работы, и учебы. 

Игорь Шадёркин:

Вот тут как раз и есть хорошее место, спайка, коллаборация людей, которые обладают технологиями, производством, и теми, кто обладают научной компетенцией. Мне кажется, здесь объединение усилий тех, кто знает, как можно применить, у кого есть опыт использования тех или иных показателей, очень важно. И приглашаю вас к нам в Первый мед, у нас институт цифровой медицины, мы этим занимаемся. И вопросы пожилых людей – это один вопрос из нашей приоритетной программы.

У нас сейчас два гос.задания: по интеллектуальным системам и по телемедицине. Там не телемедицина, там дистанционный мониторинг. Разбито на несколько секторов, там есть урология. И у нас есть один отдельный сектор, посвященный пожилым людям. Перед нами стоит научная задача, нам надо проработать ее полностью, и в следующем году проработать это уже в клиническом секторе, сделать клиническую апробацию.

Максим Песин:

Вы как раз упомянули телемедицину. Гаджет сам по себе – это просто гаджет, и он полезен, когда есть какой-то сервис. Мы все знаем, что последний год, полтора в России выросло количество компаний, которые предлагают телемедицинские услуги, в первую очередь, это дистанционные консультации врачей. И мы работаем с пожилыми людьми и детьми, мы тоже пытаемся каким-то образом внедрить эти услуги. Например, сейчас мы запустили продукт, это наше устройство для мониторинга, и вместе с ним мы предлагаем услуги телемедицинских партнеров, потому что человеку нужно не просто знать, как он себя чувствует, хорошо или плохо, а ему еще нужно сразу же решение проблемы. 

Олег Смирнов:

Человек хочет сразу все: и померить, и чуть ли не таблетку нужную... 

Игорь Шадёркин:

Я скажу еще жестче. Человек вообще ничего не хочет, он хочет быть здоровым и богатым. Это производная всех этих процессов, поэтому человек просто не хочет болеть. Все говорят: человек хочет малоинвазивные операции. Да никакой операции он не хочет, он и носить ничего не хочет, он хочет быть здоровым. 

Сейчас есть татуировки, есть чипы. Я слушаю все это и представляю себе картину, как датчик сползает с руки, сначала залазит на переднюю поверхность груди, мониторирует, потом в ткань залазит, потом на поверхность кожи и вообще внутрь нашего тела. У меня кокер-спаниель, он чипирован, так скоро мы все будем чипированы. 

Олег Смирнов:

Сразу с ДНК тестом, банковским счетом. 

Игорь Шадёркин:

А остальное – это уже вопрос сервиса. 

Максим Песин:

Но это уже произошло, в конце прошлого года в одной из скандинавских стран начали себе зашивать чипы под кожу. 

Игорь Шадёркин:

В Америке представляли на конференции «Будущее медицины», чипы зашивают между большим и указательным пальцем. А дальше метки, дальше уже все через облака, тебя просто знают, кто ты такой. 

Олег Смирнов:

Было интересно послушать. Спасибо вам, удаче «Кнопке жизни», удачи Сеченову. 

Игорь Шадёркин:

Спасибо. 

Олег Смирнов:

Всех благ, всем спасибо, до свидания. 

Игорь Шадёркин:

До свидания.